Марина Марьяшина

* * *

 

Под перегноем с подзолами прея, 

Лес представал бледно-розов.

Здесь вырастали мы в шаткое время,

Время отбросов. 

Пел нам осинник тревожные были,

И набегала дремота.

Здесь однотонную скуку мы пили ‒

Миг за три года.

Как изничтожиться ‒ выбери сам уж, 

Месяц висит, как ресница. 

Мальчикам ‒ спиться, а девочкам ‒ замуж, 

Плоти ‒ расплыться. 

Что тебе, золотко, сказы про нищих, 

Рубликом, камнем ли кинь в них. 

Сильные ставят на досках прогнивших

Отпрысков хилых.

Лица их, что дымовая завеса,

Офисный сканер, конвейер. 

А нагрешим ‒ к нам придут из собеса, 

И заговеем.

Скользкими пальцами ленту листая,

Дрябнуть, отращивать пузо. 

Стариться молча ‒ работа простая.

Тошно и пусто.

Так для чего же крещендо роялю

В ежеиюльскую стужу?

Как заклинанье шепчу, повторяю:

Вырасту, сдюжу. 

Травы встают из расплавленной меди,

Коей и дух протыкаем. 

Так темнота только избранных метит 

Бледным дыханьем.

В тёмном купе, от шизы в получасе, 

К Стиксу сплавляясь от Ибра,

Суммой оклада вымеривать счастье ‒ 

Это посредственно. Ибо

Смерть ‒ есть промышленность передовая:

Робят и чех, и валах, 

Ежесекундно себя предавая,

Душу сжимая в кулак.

Перемогая, не без интереса, 

Страх свой, взгляни же в него. 

И к пустоте предстоит притереться

Наглухо, стать сomme il faut.

Хлеба, который ни горек, ни сладок 

Не получив для баланды, 

Если б ни мыслей слоистый осадок, 

Господи, чем я была бы?

В мире, где вечна одна пантомима

Жизни и смерти правей… 

Господи, чем же мы станем, помимо

Точек на карте твоей?

Вот представь: мы лежим в тени зарослей ивняка

– Мы одни? 

– Одни.

Мы почти трава, ветер и облака.

А вокруг – смотри –

Ни в сравнение нам, 

Удачливей и сильней.

Нас поймёт пакет и гнилой банан, 

Больше никто и не.

Ибо мы покинули дантов круг

Прибыли и затрат.

Мы трава. Сплетение ног и рук. 

Девочка и солдат.

Студентку Литинститута им. Горького называют «надеждой российской поэзии». И совсем неспроста!
Марина Марьяшина родилась в городе Муравленко (Ямало-Ненецкий Автономный Округ). Её стихи печатались в журналах «День и ночь», «Дети Ра», «Зинзивер», «Нева», в сетевых изданиях «Лиterraтура», «45-я параллель», «стихи. ру», «Поэтоград», «Читальный зал», и других изданиях. Готовится к печати первый сборник стихов «Вещи и слова».

Рекомендуем:  Сергей Иннер. Посейдень

Марина — студентка Литературного института имени А.М. Горького, в который поступила, приехав из города Заводоуковск, Тюменской области.

О поэзии Марины Марьяшиной специально для нашей рубрики прекрасно написал поэт, преподаватель Литинститута и наш автор Сергей Арутюнов:

«Если и есть сегодня в русской поэзии, на которую почти никто не обращает никакого внимания, восходящие величины, одной из них – для меня – несомненно является Марина Марьяшина.

Я вообще не понимаю, как можно в двадцать лет иметь такой совершенный инструментарий воздействия на эстетические чувства читателя, как у неё.

Мне непонятно, как можно в самой ранней молодости понимать самую основу русской просодии – совершенную рифму, не просто богатую, а единственно возможную – как можно более сложную, звучную, прежде не бывалую и тем самым будто бы доставшуюся слёту.

С такой рифмой и таким – наматывающимся на неё, как на смысловой камертон всего остального – содержанием Марьяшина уже год назад оставила позади себя неисчислимые орды рифмачей-архаистов, не придающих рифме никакого отдельного и специального значения.

Да, поэзия, конечно, не гонка, и одно отдельно взятое её средство не может поставить никого над другими в отрыве от интонации, переживаемой как можно более глубоко, но мне кажется, что только поэт, вооружённый до зубов, и смеет входить в XXI веке на арену сражения с языком и – побеждать каждым звуком, раз за разом доказывая, что такая победа в принципе возможна.»

Особой заслугой Сергея Сергеевича Арутюнова мне представляется настойчивость, с которой он сумел добиться перевода студентки Марьяшиной с платного обучения на бесплатное. Тем самым Марина сейчас не платит за общежитие 5 тысяч рублей ежемесячно — для поэзии, как сферы деятельности, в последние годы это совершенно неподъемная сумма — а живет бесплатно.

Рекомендуем:  Леонид Костюков

В замечательном видео-интервью хочется отметить удивительное чувство самоконтроля, анализа собственного призвания, и творчества:

«Мне хочется стать в любом месте своей — куда бы я ни приехала, и где бы ни оказалась.

Причащение языку дает огранку собственным текстам.

Моя естественность достигается ни сама собой, а требует большого труда.

Я всегда стараюсь чувствовать стилистику языка, и всегда знаю, и помню: откуда и что ко мне приходит…

Новые информационные возможности открывают для творчества, скажем так, не только новые поля, но и очень много вредоносного, не нужного, которое необходимо фильтровать.

(Тут мне вспомнился завет и шутливый, и мудрый Евгения Михайловича Винокурова: «Чтобы быть поэтом, надо многого не знать».)

События у нас чаще всего трагичны, и невольно трагичными становятся стихи, в которых я стараюсь воплотить, и передать в слове наше время…

Сюжетика в моих стихах пока просто отсутствует — это мои после событийные эмоции.»

Во время Великой Отечественной войны из осажденной Москвы в Заводоуковск (где живет мать Марьяшиной) была эвакуирована юная Юлия Друнина, которая потом вернулась в столицу.

Хочется надеется, что после Литературного института Марина Марьяшина сможет продолжить свое образования в какой-нибудь Сорбонне, потому что пример Николая Рубцова, вернувшегося домой, в Вологду — печален и безысходен.

Для возможных меценатов и спонсоров приведу пример из истории собственной семьи: родной брат моего деда Константин Михайлович Алиханов, богатейший банкир и промышленник, остался в истории не потому что его банк ограбил революционер Камо, а потому что он поддержал юного Федора Шаляпина — оплачивал его учебу, платил стипендию, и, таким образом, оказался причастен к становлению великого таланта, послужившего славе России.

По именам поэтов будут помнить и вспоминать, а вероятнее всего и назовут нашу трагическую эпоху.

В нашей истории так было уже неоднократно: Серебряный век — время войн и революций – вспоминают, да и называют по судьбам его поэтов.

Рекомендуем:  Макс Неволошин

И вот стихи Марины Марьяшиной:

***

И метнуло меня через сон в темноту декабря,
Где ревут под ботинком до крови разбитые лужи.
У чужих и стеклянных глаза с пустотой̆ говорят.
Научите меня. И пускай̆ безучастное глушит,

И пускай̆ заливает глаза свежевыжатый̆ свет:
Электрический̆ рай̆ сквозь сырое окно электрички.
Если я не онлайн, это значит: меня уже нет,
А слепой̆ объектив принимает лицо за обличье.

Лайкни фото моё, здесь любовь обращается в ноль,
Обрастает корой̆ и горой̆ безучастного хлама.
Да простит нам Господь, у которого фото одно
Бесполезно висит на груди деревянного храма.

***
Не мозоль глаза, не ходи окрест.
Гребень под ноги выпадет – встанет лес.
Ни души, ни голоса, ни жилья,
Льётся эхо стеклянное на поля.

Проще – спрятаться, лучше – залечь на дно
В лёд врастать – не гнить. И не холодно.
И лицо свежо, и душа молчит.
Вот и день прошёл холостым, ничьим.

Белый̆ кречет за море улетел.
Здравствуй̆, суженый̆, – вьётся у ног метель.
И струится воздух, как самогон,
На снежок, раздавленный̆ сапогом.

Во гробу хрустальном уснула плоть
Не резон теперь пустоту молоть.
Спи да ешь, да пей̆, да расти большой̆.
День прошёл. Глядишь, вот и век прошёл.

***

В детской шубейке с горки лететь вразлёт,
Перегибаться, что на ветру рябина.
Будет не горько — соки земля возьмёт,
Сосны, и те не спрячутся от распила.
Не о серьёзном плачешься ты пока:
Дни, мол, безветренны. В парках с утра тоскливо…
Коли уходишь — в спину тебе пурга:
Сопли наматывай, зубы сжимай до скрипа.
На расстоянии вытянутой руки
Сила ударная выбросит из потока.
Быстро прощайся, будут шаги легки.
Надо привыкнуть: нет ничего надолго.
Той же останешься — в городе ли, в селе.
Вещи раскладывай, заново вдруг пакуй их.
Вечность разверста только в самой себе,
Там, где ручьи поют и цветёт багульник.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: