Марианна Гейде

 МАРИАННА ГЕЙДЕ

Марианна Марковна Гейде (род. в 1980, Москва) — поэт, прозаик, переводчик. Окончила философский факультет РГГУ, автор ряда специальных философских публикаций — в частности, посвящённых жизни и творчеству Фомы Аквинского; выступала также как переводчик философских трудов («Учение о душе» Фомы Аквинского, совместно с Константином Бандуровским, 2004).

Стихи и проза Марианны Гейде публиковались в журналах и альманахах «Октябрь», «Новый мир», «Новое литературное обозрение», «Арион», «Крещатик», «Вавилон» и др. Поэзию Гейде отличает нетипичная для литературного поколения 2000-х гг. нагруженность метафизической проблематикой и широкий спектр отсылок к общекультурному контексту. Проза Гейде заметно отличается от её поэзии и тяготеет к воссозданию речевых и психологических моделей современного человека, носителя разорванного сознания, зачастую обращаясь для этого к технике потока сознания. Стихи Гейде удостоены премии «Дебют» (2003), короткая проза входила в шорт-лист этой же премии и Интернет-конкурса «Тенёта» (2002). Лауреат Молодёжной премии «Триумф» (2005). За книгу «Время опыления вещей» получила премию «Стружские мосты» за лучшую первую книгу стихов международного поэтического фестиваля «Стружские вечера поэзии» (2006). Публиковала также статьи о литературе и рецензии. На протяжении ряда лет жила в Переславле-Залесском, с 2005 снова в Москве.

(из Википедии)

ГЕРАЛЬДИЧЕСКИМ ГАДОМ С ХВОСТОМ РАЗДВОЕННЫМ http://www.stihi.ru/2003/04/23-930

геральдическим гадом с хвостом раздвоенным складывай свои кольца под ноги полу-коня, полу-воина, восклевещут вздорные воробьи, разрешившейся битвы склевывая послед, что ты разрушен, что тебе в растворенные уши жидкое слово, как олово, влили, и вечную горечь твою утолили, и двуострый язык удалили из гулкой гортани, и оставили гнить наконечник копья в развороченной ране. и вдруг пролитой щелочью в грудь твою восщебечет незнакомая речь, страшнее твоей раздвоенной речи: — пойдем со мной, и смерти не будет, хочешь, со мной пребудешь и раны свои залечишь, раньше ты был ловцом лишь тел человечьих, ныне станешь жнецом душ человечьих, хочешь? и прижмет тебя к воздуху, ставшему вдруг неподвижным и плотным, и утянет на небо, к своим небывалым животным.

НА ВОСЬМИГРАННОМ БАРАБАНЕ… http://www.stihi.ru/2003/02/10-817

на восьмигранном барабане смешная луковка с кулак на тонкой шейке в небо тянет торчащий жестяной колпак.

кирпич с оскоминой рябинной отлично целостность хранит, снаружи выглядя руиной, внутри лишь окнами сквозит.

полуотмытый, на стене лежит Сезанн или Мане, но к сроку станет Илией под реставраторской рукой.

а дальше на манер колодца громадный зависает свод, под ним незваный голубь бьется и в спину голубя клюет,

весь пол в помете и пуху, а гнезда жмутся наверху, там в колыбельках костяных цыплята в пеленах двойных

сосут нетвердым животом желток, закрученный жгутом.

ЯРОСЛАВСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ http://www.stihi.ru/2003/04/14-612#0

Обзор с площадки смотровой: в три ряда горбятся ступени и тянут стрельчатые тени своих хозяев за собой.

Рекомендуем:  Театр-кабаре в дореволюционной России и его жанровое своеобразие

червообразный полуостров уложен плиткой шестигранной и в виде губчатых наростов на нем топорщатся фонтаны.

река на реку наседает, крушенье терпит и впадает в нее, и, имя потеряв, лишается наследных прав.

в цветочной клумбе гербовой лежит медведь-городовой, трясет кондитерской секирой и раскисает, если сыро.

сегодня сухо. на часах то тридцать два, то восемь двадцать. на пляже пробуют купаться, но высыхают на глазах.

из урны падает стаканчик, ребенок лепится к руке и начинает деньги клянчить на полуптичьем языке.

мотай уныло головой, не говоря ему ни слова, пока, идя вперед спиной, он не споткнется о другого,

тот денег даст и будет прав, освобождая свой рукав.

ПО КРУГЛЫМ КЛАВИШАМ ПОЛУРАЗРУШЕННОЙ ОЛИВЕТТИ http://www.stihi.ru/2003/04/16-335

по круглым клавишам полуразрушенной оливетти, по оружейной тяжести в сравнительно мирном предмете пальцами вспомнишь маленьких танцовщиц свинцовых с копытцами, несущими крошечные подковы, согнутые ноги выкидывающих в канкане, знаками препинанья бумагу навылет раня, вспомнишь себя довольным своей молодой водянкой на указательных пальцах, вывернутый наизнанку учебник, наставлявший тебя в слепоте добровольной, набор бессмысленных слов, мнемоническую горячку вспомнишь, ослепнешь, снова вернешься к зрячим.

МАЛООКОННЫЙ, МНОГОКОЛОКОЛЬНЫЙ http://www.stihi.ru/2003/03/26-1028#0

Малооконный, многоколокольный, линяет Переславль за рамою балконной.

еще стремится низкий стадион футбольную возню прикрыть со всех сторон,

еще субботние венчальные сирены мой поздний сон мутят тревогою военной,

но осень близится. она придет скорей, чем нас разжалобит изжога батарей.

а там, под горкой, озеро Плещеево, разгуливают лодки по спине его.

там рыбаки из тайной глубины вытаскивают рыб невиданной длины.

там водоросли вперемешку с дрянью, а между ними скользкие созданья

в крученых домиках, а также и без них, свисают вниз на ножках приставных.

на пляже городском, уже полупустом, стоит автомобиль с разверстым животом,

а пассажиры разбредаются попарно под механическое торканье ударных.

но солнце плющится, становится багровым и кажется зайти уже вполне готовым,

тогда приходит ночь, как с самого начала господним замыслам о мире отвечало.

лишь в бесфонарной тьме, в наколочке петушьей качается такси с притворным равнодушьем.

ИЗ СИНЕВЫ И ЖЕЛТКА, И ГРАНАТОВОЙ КРАСНОТЫ… http://www.stihi.ru/2003/01/30-581

из синевы и желтка, и гранатовой красноты сделана кожа ребенка, боящегося темноты, каждый нежданный звук оставляет на нем синяк, каждый неверный шаг. ночью коридор становится вдвое длинней и предметы прячутся под покрывала своих теней, и под невидимой дверью ниточкой свет горит, и глазок посреди двери. а железная ручка в руку ложится, как нож в ножны, и стоит ее отпустить — уже не найдешь дороги назад, останешься здесь, у ниточки золотой в квартире совсем пустой.

ТАК ВНУТРЬ ГЛИНЫ ЦЕЛОЙ, НАДАВЛИВАЯ СЛЕГКА… http://www.stihi.ru/2003/02/10-643

Рекомендуем:  Константин Мильчин о Максиме Горьком

так внутрь глины целой, надавливая слегка, гончар опускает сведенные пальцы, пока не образует вмятину, а после разводит, пока пустота внутри не достигнет размера задуманного горшка.

так нога мерно и мерно снует вперед и назад, а затем взлетает, потому что скорость и так велика.

так сжимает горлышко, чтобы стало уже, и острый нож прижимает к ножке, чтобы стала ровней, так смачивает ладонь водой и оглаживает снаружи. а после сушит, подрезав донце струной.

а после, боже мой, что после станет со мной — могла бы подумать, если бы могла думать чашка, ожидающая свой страшный суд, потому что ее поставят в печь и на ночь запрут, и двести, триста, четыреста градусов выставят на табло, вплоть до градуса, при котором плавится стекло, до градуса, при котором плоть превращается в прах.

ты ведь прахом была, и больше чем прахом тебе не быть сказал бы чашке гончар, если бы мог говорить.

СОСЛАГАТЕЛЬНОЕ НАКЛОНЕНИЕ http://www.vavilon.ru/texts/geide2-1.html#10

1.

Был бы малой былинкой, А хоть бы и небылицей, Меня бормотали бы на ночь, Чтобы страшно и засыпали, Потому что засыпают от страха, А там такое приснится, Что захотели обратно, А обратно вдруг и не пустят, Своим, говорят, мало места, Во сне, говорят, места много, Там ведь больше никого и нету, Сам-друг и старая колода, Что вроде и лица, и по два, А с испода одна рубашка, Та, в которой родился, Тянешь-потянешь-стянуть не можешь, Заплутаешь, упадёшь, поднимут, Ты, наверно, человек счастливый, Потому что в рубашке родился И ни для чего не пригодился.

2.

был бы белым, бывал бы белым хотя бы по будням. блуждал бы, любая блажь бы, лишь бы не боялся, служил бы любую службу. в колокол на каланче, печь калачи, починять часы, рисовать покойникам лики несказанной красы, лишь бы не забоялся, все бы на них глядели, после говорили друг другу про своих родных и знакомых: «краше в гроб кладут» – и были правы.

Марианна Гейде

Энтропия

повесть

Уважаемые пользователи!

На нашем сайте происходят большие изменения: мы усиленно работаем над улучшением дизайна и логики сайта, а также пополняем базу новыми книгами.

Следующие изменения, которые произойдут после 23 марта 2020 года, затронут большую часть базы книг. В результате на сайте возможны ошибки: вы можете не досчитаться некоторых оцененных книг, книг на полках и в списках «Хочу прочитать». Возможно, вы найдете новые книги на ваших полках — мы просим вас тщательно всё проверить и обновить полки вручную.

Администрация сайта приносит свои глубочайшие извинения всем пользователям.

Понятно

1

В четверг, как всегда, в шесть часов. Нелепо носить с собой эту гуашь в коробке, гремучую, схваченную резинкой, чтобы не рассыпалась. Акварель лучше, она легкая и сухая, а гуашь мокрая и жирная. Она похожа на кефир, гуашь, а масло – оно похоже на масло.

Рекомендуем:  Настроение: читать Сенчина

Кефир хорош, когда хочешь пить и есть одновременно. А когда не хочешь ни пить, ни есть, а только рисовать, то гуашь не поможет, лучше масло. Потом засыхает корочкой, даже в альбомах видно. Где вы, юноша, видели таких коней? Нигде я не видел никаких коней.

Начинается: рисуем такую вот картошку, от нее такую вот загогулину, а отсюда у них растут ноги. Знаете, как рисовали средневековые китайские художники? Одной линией от большого пальца ноги до большого пальца ноги. Мы не средневековые китайские художники.

Рисуем общий контур, выделяем более мелкие части. Высота головы составляет седьмую часть высоты человеческого тела, так и нужно замерять. Пробовал, сколько раз, всегда тело получается слишком длинным, должно быть не больше пяти. У кого еще получилось не больше пяти? У всех получается по-своему. Просто у тебя всегда слишком вытянутые головы, поэтому. Позвоночник выгибается вот так. А у тебя прямой, как столб. А у тебя кривой, как серп. Если не веришь мне, посмотри на себя. Я не на коне. Я, так сказать, в полном говне.

Открываю коричневую краску. Самая жидкая, всегда пятна. Хром и кобальт, чтоб им пусто, но им никогда не будет пусто, не то что белой. Кобальт похож на бельевую синьку.

. Есть целая картина, вся такой краской, мой любимый художник, но не люблю. На заднем плане маленькое привидение в белой рубашке, со свечкой в руке. Грязненько так, но ему можно.

Она здесь, незачем ей было приходить. Ты зачем пришла? Тебя встретить. Что я, сам не дойду? Я с собакой. Пластмассовые глаза, как будто у куклы. В детском саду. Один раз отлетел волосатый купол, внутри они насажены на штырь, бежевые. Куклы были для девочек, а для мальчиков тоже что-то было, экскаватор. А звери – для всех. Опустила угол рта, в нем стекленеет слюна. Интересно, могло ведь и так: подкидыш, перепутали. Так не бывает: у меня ее кость и его глаза.

Совпадение. Измена. Негроидный младенец. Подмена. Слишком романно.

Духи “Пуазон”, правильное название. Пахнут бензином. Сладким и бензином. Плюс собственный пот. Плюс краденные у отца сигареты, купил три блока угощать кого надо, а она все перетаскала, когда он лежал пьяный, потому что, когда он лежит пьяным, к нему могут войти три сына и хохотать в хохот или две дочери и делать с ним что захотят, а он не проснется …

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: