Марина Гарбер

***

Я знаю, листва существует лишь потому, Что ее заряжает фонарь бледно-розовым током: Подсвечена ветка и листья, как письма с Востока, Из темноты нервно рвутся к душевному дну. А без фонаря… Я бы мимо, да, мимо прошла, Увы, не узнав о заряде в горячей пружинке, О ткани листвы, о крахмале ее полотна, О сини ее (если — ночью), о каждой прожилке… Опять повторения: сонные, долгие «о»… Но слово есть Слово — есть вес невесомого чувства… Я знаю, что в доме всё так же светлеет окно, Но чувствую (свет — изнутри), как темно в нем и пусто.

О ты, многокрылая ветка, синее морей И всех океанов, и всех неизвестных вселенных, Служи фонарю! Ибо ночь будет злей и черней Без этих лучей, пусть — искусственных, слабых и бледных (Наивности полных, обремененных мечтой). Не он, так — никто, а гармония связи прекрасна. Представь: это солнце огромное дышит с тобой Дыханьем одним, чтобы ты даже ночью не гасла. Иначе, иначе… потонешь в сквозной темноте И будешь, как я, переломанной силой потока, Лететь в пустоту на заниженной тьмой высоте, И ждать, вечно ждать ненаписанных писем с Востока.

СТАРЫЙ ГОРОД

В старом городе старые лица и стены. Отражаются в лужах ночные огни. И не режут небесное зеркало вены Проводов: здесь расслабленно плавятся дни.

Переулки, как узкие бедра из камня, Приведут то к высокому в листьях крыльцу, То к деревьям, которые крестят руками Тихих бабочек, пьющих цветную пыльцу.

Под ногами камнями обложена жижа, Где пульсирует, бьется, как сердце, вулкан. Наверху, на окне, под горячею крышей Сонно вянет закованный в стекла тюльпан.

Удивительна схожесть прожилок древесных И морщин у сидящих в углу на скамье, И рубашек, помятых, бескровных и пресных, На веревке повисших вечерним колье.

И не вяжутся сочные охи да ахи Со старушкой уменьшенной жизнью на треть, И напрасно кричат придорожные знаки Об изгибе опасном, похожем на плеть.

А ночами здесь глубже, прочней засыпают: Сон накатит, как летний резиновый мяч. Уплывает из города жизнь, уплывает, Как кораблик, как старый кораблик без мачт.

Рекомендуем:  Анна Старобинец

***

Всё очень просто: дверь и стены, — Архитектурных клеток вялость, Недосыпание, усталость От искажений звезд надменных… Но мне казалось, мне казалось…

Нам к быту привыкать не нужно: К нему, словно больной к покою, Стремимся, рвемся, с головою Ныряем, исчезая дружно… Но что-то чудилось другое…

В дому, в дыму от сигареты, С привычной чашкой кофе, милость Старух-соседок, говорливость, Часов минутные секреты… Но время по-другому длилось…

Уже немая ежедневность Струсила с окон пепел старый На мокнущие тротуары, И в окнах будто просветлелось… А мне — почти кричалось, пелось…

Реальности не существует (Пофилософствуем, дружище?), Лишь — идеалы. Вещи нищим Даны и нищие кочуют… Но сердце, сердце что-то чует…

И я большой, добротной кистью Окрашиваю быт. Фантазий Цвета заходятся в экстазе! И низ приравнивая к выси, Разочаровываюсь, сглазив…

***

Июнь. Вновь огнеглавому вождю Вручают первенство неспешные недели, Раскачиваясь, словно на качелях. Июнь… А я скучаю по дождю. Я жду его, как ждут календари В тумане будней света перерыва, Как долгожданного и дерзкого прорыва Из духоты — в нетронутость зари. Я жду его, как я ждала тебя, Мерилом сердца отмеряя годы. Но не осталось в кладовой природы Ни одного звенящего дождя!

А там, где ты, наверно, снегопад, А там, где ты — земля заиндевела, Забыв цвета, лишь неуютно-белым Окрашивая заоконный сад. Любимый, ты остался в январе, И нить моя тонка — из подземелья Не выведет, и лютые метели — Не я! — тебя тревожат на заре. Но если ветер оборвет навес И хлынет дождь по ранам, снам и тайнам, Всё оживив, то знай, что — не случайно, Что я его просила у небес.

***

Я принадлежу своей обители, Как ограда, окна и порог. Стены дома, ангелы-хранители, Вы меня укрыли от дорог.

Я вхожу в распахнутые комнаты, Прививая им свои черты: Разговоры и ночные шепоты, Книги, фотографии, цветы.

Я бросаю взгляды осторожные Из окна на путников в ночи. Им даны лишь ямы придорожные, Да к недостижимому ключи.

Рекомендуем:  Дмитрий Бавильский. Роман с коронавирусом

Я скитальцу говорю: «Раскаешься В том что нет отдушины тебе». Он ответил: «Это ты скитаешься. Я же всюду дома на земле».

СТИХОТВОРЕНИЯ

Я творю их словами вечными. Словом душу, как шелк иголкою, Продеваю стежками тонкими. А рождаются, хоть и звонкими, Но — искривлены, искалечены… Я творю их с благим терпением, Как малыш ожидает праздника, А жена — мужика-проказника, Как пчела над шумящей пасекой, Как монах на коленях… С рвением Я творю их, с такою смелостью, Что знакома лишь волку черному, Покусившемуся на сонную Львицу… С тягой творю, с истомою, Как черешня в саду за спелостью Тихо тянется. Но обманчиво Неплодящей весны цветение… Хоть со смелостью, хоть с терпением, То с холодностью, то с горением, Я краду их у неба — вкрадчиво…

СЕЗОН ДУШИ

Здесь, на третьем сезоне дорог, Я свои завершаю маршруты. На тропинках следы лилипутов Даже сказочный лес не сберег. И не верится: столько прошла, Но легка непривычно поклажа. Растеряла ль в пути или кража Незаметная произошла?

Здесь, на третьем сезоне мечты, Ни во что не сумевшей вместиться, Часто кажется: нужно проститься, Разведя, наконец-то, мосты. И уже не вернуться туда, Где разыграны детские драмы, Где поет еще юная мама, Где живется пока без труда.

Здесь, на третьем сезоне надежд, Мне всё реже дается влюбиться, И с упрямой жестокостью в лица Не смотрю. Человек из одежд Состоит: только ткань да фасон. А душа?.. Что за русская глупость, Не скупясь на упрямство и грубость, Не пускает в четвертый сезон!

Здесь, на третьем сезоне души, Очень правильно ставится точка. Я когда-то была чьей-то дочкой И возлюбленной чьей-то… Пляши, Загулявшая с ветром весна, Вдохнови меня танцем зеленым! Дай мне утра и ночи без сна, Мне — мечтающей, ждущей, влюбленной.

ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ ВЕЧНОСТИ

А теперь, когда всё окончено, В одиночестве, как над ямою, Знаю, вспомнишь меня, порочную И упрямую, ох, упрямую. Всё однажды снесется временем: Так дворцы и лачуги рушатся. Убаюканный тихим пением Предвесенних ветров, прислушайся, Как стучатся в окно закрытое Капли первого ливня серого, Словно сердце мое забытое Повторяет: «Что я наделало…» И нагрянут воспоминания Аваланчем, обвалом каменным. Ты попробуй, найди название Той мечте: не коснуться пламени. Скольких, скольких оно разрушило! Скольких, скольких оно калечило! И над нашими билось душами До последнего дня и вечера. Сто смертей оттолкнув решительно, Мы в разлуке нашли спасение От падений и ссор обыденных. Как слепцы, не узнав прозрения, Разошлись, каждый ветру встречному Доверяя пожитки бывшего, Словно по небу бесконечному Звезды ночью плывут остывшие. И лишь память мешает истине, Не предавшейся быстротечности. Уцелели с тобой, единственный! И остались попыткой вечности.

Рекомендуем:  Егор Фетисов

***

Я скоро назову тебя своим, Как часто называю час заката. О, как я неосознанно богата Тогда бываю, уходя на дым Клубящийся, кипящий, роковой, На горизонте ждущий и манящий. Ты, как закат, — живой и настоящий: Вот-вот я прикоснусь к тебе рукой.

Да, я богата снами и мечтой, Желанием идти тебе навстречу. С рассвета жду, когда наступит вечер, Рубиновой сверкая чистотой. Так и брести, так и желать, так и Ждать приближенья и не приближаться. Нам никогда с тобой не расставаться! Не взять — не отпустить твоей руки.

Ведь горизонт — мечта и беспредел, Его черта — еще одна условность. Тяжелый свет заката в невесомость, Вновь не дождавшись, перейти успел. Но будешь ты по-прежнему любим, Рукам не досягаем за чертою, Пока шепчу, кричу и эхом вторю: «Я скоро назову тебя своим».

***

Сиренью белою стекают с плеч, Шарфом шифоновым — и дождь и ветер. Но итальянская — чужая речь! Но солнце римское иначе светит!

В окно трезвонами колоколов Собор Петра сквозь гул врывается В мой дом — приют, квартиру, кров… Нет, по-другому здесь всё называется.

Мосты уложены, молчит вода Реки, качается звезда на привязи. Дороги издавна ведут сюда, Но хоть одна меня отсюда вывези! Столица — сильная, а я слаба. Я синеглазая, все — черноокие. Видать, повсюду мне — одна судьба: В грехе и в святости быть одинокою.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: