Чёрный пиар пропагандистов от искусства

В литературе и кинематографе конца XX – начала XXI века широко распространена установка на негативное мировосприятие. Она транслируется с помощью образов, угнетающих человеческую психику, через безысходное строение сюжета или прямые пессимистические утверждения. Перечисленные явления принято обозначать словом «чернуха».

Мир смертельно болен

Чернуха предполагает изображение негативных сторон жизни, быта, проникнутое обречённостью и сопровождающееся сценами жестокости и насилия. Казалось бы, всё это было ещё в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Однако чернуха отличается тем, что это не тема или объект изображения, а установка на негативное мировосприятие, свойственная современной культуре. Ужасное, пессимистическое, шокирующее в искусстве существовало задолго до чернухи – всё это было присуще ещё древнегреческой трагедии. Но чернуха предполагает совершенно иной, обратный катарсису эстетический эффект – наслаждение отвратительным и наслаждение безысходностью. Хотя у нравственно здорового человека это вызывает лишь отторжение и возмущение. Сущность чернухи чётко определяет критик Андрей Рудалёв: «Мир смертельно болен, и человеку остаётся лишь наблюдать и описывать его стремительное разложение или – в качестве выхода – предложить воспользоваться эфтаназией. Человек лишь номинально свободен в выборе из общего арсенала страстей, а на самом деле связан по рукам и ногам. В полных потёмках он сам превращается в тень. Неудивительно, что люди не замечают друг друга, наступают и машинально давят себе подобных. Единственный выход – смириться и попытаться мимикрировать под реальность, и чем быстрее человек это сделает, тем лучше для него самого. Он должен привыкнуть, смириться с мыслью, что такова его доля, и не претендовать на что-то большее». Наслаждение безысходностью – эстетический (антиэстетический?) эффект чернухи, который, по-видимому, был невозможен у читателя или зрителя до второй половины ХХ века. Декаданс начала XX столетия, согласно филологу В.М. Толмачёву, «многозначен и, скорее, является символом глубинного сдвига культуры, переходности, нежели буквальным обозначением упадка и вырождения». И если декаданс извращал человеческие ценности и утверждал художественную ценность этих извращений, чернуха ориентирована на окончательное обесценивание всего сущего. Она имеет сходство с обличительной литературой, но в отличие от неё не подразумевает интенции исправления ситуации; в русской традиции первым автором чернухи, по-видимому, выступает А.И. Солженицын. Ключевая особенность чернухи – принципиальная и последовательная разрушительная направленность. Эта тенденция характерна именно для поздней фазы цивилизации, которой свойственно самоотрицание и реальная ориентация на самоуничтожение – таков и сущностный философский посыл чернухи. Он соприроден самоистязаниям так называемых художников-акционистов. Как точно выразился А.Л. Казин, «можно писать по этому поводу глубокие трактаты, называть публичный мазохизм «хаосмосом» (тождеством космоса и хаоса), привлекать для его интеллектуального оснащения древнего Эмпедокла или новейшую синергетику (распад как тайный аттрактор всего сущего) – любому незатемнённому сознанию ясно, что дело тут идёт о смерти, о наслаждении смертью, о «полной гибели всерьёз». Чернуха очень тенденциозна и её сущностный посыл легко считывается. Как писал ещё в 1998 году кинокритик Д.Б. Дондурей, «все последние годы властвует чуть ли не единая установка на катастрофизм, неприятие будущего, негативную интерпретацию настоящего – установка, по сути своей и функциям, репрессивная по отношению ко всем другим ценностным системам». За прошедшие два десятилетия описанная Д.Б. Дондуреем ситуация значительно не изменилась – данная установка остаётся доминирующей и, более того, мы можем видеть результаты её многолетнего влияния на общество (под её постоянным воздействием формируется уже не первое поколение).

Кадр из к/ф «Левиафан», реж. А. Звягинцев

Рекомендуем:  Михаил Шишкин: Роман всегда умнее автора

Шоковая терапия для зрителя

Выразительный язык кинофильмов, транслирующих обозначенную установку, имеет свои характерные черты. В отношении видеоряда и звукового оформления возможно относительное разнообразие, однако чаще всего используется субъективная камера, длинные планы, серый колорит, а звук подчёркивает мрачную атмосферу и безысходность происходящего на экране (к/ф «Жить» В.В. Сигарева, к/ф «Дурак» Ю.А. Быкова). На уровне пластической детали превалирует натурализм, иногда провокационный, выходящий за рамки эстетического. Экранный образ человека строится таким образом, чтобы выразить его сюжетную функцию отрицательного персонажа, антигероя или жертвы. Важнейшая речевая характеристика почти любого «чернушного» героя – постоянное использование инвективной лексики и конкретно – мата. Предполагаемая реакция носителя языка на традиционно запретные лексемы – это шок. Частое нарушение языковых табу поднимает «порог чувствительности» и сила шока, соответственно, с каждым разом становится меньше. Как следствие, происходит размывание важнейших закреплённых в языке ментальных границ допустимого, здорового, естественного, нормального. Сходную природу имеет шокирующая натуралистическая образность, ориентированная на болевой эффект. Чернуха предполагает постоянное использование «болевой» образности, которая эстетически и этически «оглушает» зрителя вследствие невозможности для него постоянно испытывать острые «болевые» ощущения. Важно, что мат в данном случае выступает не как «мужской обсценный код» или «сакральная речь», а как объективная характеристика человека и мира, в котором он живёт. Причём не художественного мира, а как бы реального. Сторонники использования мата в кинематографе и литературе объясняют свою позицию тем, что мат – якобы органичный элемент живой разговорной речи и отказ от него выглядел бы неправдоподобно. То же касается и шокирующей образности – в изображаемом мире ужасное и отвратительное якобы является нормой, и потому декларируемый в соответствующих произведениях взгляд на жизнь якобы лишён иллюзий и позволяет показать действительность такой, какая она есть. При этом, как известно, в художественной литературе реализма ХIХ–ХХ веков и реалистическом (психологическом) кинематографе советского периода буквально не использовались ни мат, ни визуальная чернуха. По своей сути, это вообще не художественные приёмы – способ их воздействия на зрителя иной. Шокирующий натурализм в пластической образности и мат в речи героев имеют единую природу – это отказ от собственно художественного высказывания, которое по определению предполагает иносказание.

Рекомендуем:  Юлия Подлубнова

Борьба плохого с худшим

Однако чернуха и мат, будучи творчеством автора, не могут быть рассмотрены как документальные элементы, указывающие на подлинность изображаемого. Хотя зачастую сюжеты опираются на задокументированные события. Яркий пример – нашумевшая картина А.П. Звягинцева «Левиафан», в основу сценария которой были положены реальные события, произошедшие в США, но не в России, как это показано в фильме. При этом использованные в картине образы современной российской действительности (например, портреты президента В.В. Путина) создают однозначный идеологический посыл фильма. Неприкрытая сознательная подтасовка фактов испокон века использовалась в комическом искусстве (так Аристофан в пьесе «Облака» приписал философу Сократу методы его противников – софистов), однако замысел о безнадёжности борьбы личности с произволом власти совершенно серьёзен. Не художественный, но сильно воздействующий на публику вымысел, формирующий общественное мнение и стереотипы восприятия, называется пропагандой или пиаром. Замечу, что по своей сути понятия «пропаганда» и «пиар» тождественны – создатель теории «новой пропаганды» и «инжиниринга согласия» Эдвард Бернейс ввёл формулировку «PR» в связи с тем, что термин «пропаганда» использовал поклонник его творчества Йозеф Геббельс. Поэтому по принципу воздействия на зрителя или читателя чернуха ближе к информационным технологиям, чем к искусству. Пропагандистское значение чернухи зачастую не отрицается её сторонниками. Один из наиболее распространённых аргументов в пользу чернухи состоит в том, что она якобы способствует развитию критического мышления. Однако чернуха, как сказано выше, не предполагает возможности исправления ситуации, свобода воли в этой парадигме мыслится как фикция. В предельной форме чернуха предполагает отказ от какой бы то ни было проблематики, поскольку проблема – это то, что требует решения, а в рамках чернухи оно априори невозможно. Подобно тому, как в советском искусстве второй половины 40-х годов был короткий период ориентации на бесконфликтность, борьбу хорошего с лучшим, чернуха подразумевает борьбу плохого с худшим, причём в большинстве случаев победа худшего заранее предопределена. Такая закрепощённость творческого замысла не может способствовать развитию критического мышления, но при этом подавляющее большинство «чернушных» кинокартин и книг имеют социальную и политическую подоплёку – всегда антигосударственную.

Рекомендуем:  Владимир Прягин

Псевдоинтеллектуальный ореол

Чернуха может быть соотнесена с эстетическими категориями печального, ужасного и отвратительного, на этом основании её часто относят к серьёзному искусству. В кинематографе чернуха традиционно свойственна авторским («артхаусным»), а не жанровым фильмам. В связи с широким распространением этой тенденции, у массового зрителя создаётся ложный стереотип о дихотомии кино: будто бы негативное мировосприятие свойственно элитарному кино, а жизнерадостное – популярному. Чернуха, как было отмечено ранее – установка репрессивная по отношению к любым другим взглядам. Ложный стереотип о том, что элитарное искусство должно быть чернушным, губителен, поскольку ведёт к эстетизации дегенеративного мировоззрения, создаёт ему псевдоинтеллектуальный ореол. Искусство и сходные с ним информационные явления служат не только индикатором культурного состояния общества, но и средством активного формирования этого состояния. Чернуха, проникая в современное искусство и выдавая себя за главный атрибут «элитарности», служит прямым инструментом манипуляции общественным сознанием по принципу навязывания публике негативного миросозерцания и развенчания культурных ценностей. И это действительно страшно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: