Геннадий Неунывахин «Душа в заветной лире»

Геннадий Неунывахин «Душа в заветной лире» 

Малые и большие заботы

 

Знаменитый афоризм Виктора Степановича Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда», – уступил в популярности новинке. Премьер-министр Дмитрий Анатольевич Медведев продолжил традицию давнего предшественника. Ах, какая вспыхнула дискуссия после его совета учителям, дескать, если зарплата маленькая, идти в бизнес. Как маленький камушек обрушивает в горах снежную лавину, так афоризм Дмитрия Анатольевича вызвал в прессе поток публикаций от статей до анекдотов. Вот один: «Дети пришли в школу и увидели объявление: «Занятия отменяются, учителя ушли в бизнес». Другой почти ликующий: «Главный учитель Ливанов ушёл в бизнес». Свершилось, мол, наконец-то!

Накипело у педагогов давно, вот и прорвалось накануне выборов депутатов в Государственную Думу РФ. Поскольку и начало учебного года подоспело, то можно оказать, разговор о роли учителя состоялся в общероссийской «учительской».

Публицистика выявила две главные ипостаси профессии – детский наставник (воспитывает) и просветитель (даёт им знания). Да, что долго рассусоливать, школа готовит опору державы – будущих специалистов и патриотов. Такой, впрочем, результат возможен, если обучение детей для педагога – призвание, святое дело.

Слушая 16 сентября программу Словакии (Всемирная радиосеть), я вспомнила пословицу: «Маленькие дети – маленькие заботы, большие дети – большие заботы». Словакия одобряет стремление Черногории вступить в НАТО, сама она уже – в НАТО и в ЕС (сейчас Словакия председательствует в парламенте Евросоюза). Что касается внутренних дел, то у Словакии сугубо мирные заботы. Всё население призвано к поискам заманчивого для туристов брэнда. Страна, мол, безопасная, и природа великолепная, не лишённая замечательных контрастов, и т.д.

Россия – большая страна, тоже безопасная для туристов. Но ведь против РФ ведётся не просто информационная, «холодная война», а горяче-холодная (hot—gold по-английски). Идёт настоящая информационная диверсия, внушающая всем странам и вешающая лапшу на уши гражданам, что Россия – опасный агрессор. Так и напрашивается перефразировать пословицу: «Малые страны – малые заботы, большие страны – большие заботы».

Переключилась на другую волну и попала на радио «Радонеж» – программа с актуальным названием «Русская идея». Здесь перед «днём тишины» – 17 сентября, запретном для предвыборной агитации, историки беседовали о теоретических проблемах: какой вариант государственного устройства нужен России? Славянофильский, типа народного представительства в совещательном Земском соборе (император Александр III собирался восстановить 200 лет как забытую традицию, но как-то не получилось)? Или западноевропейский? Государственная Дума с разделением ветвей власти на контролирующие (то есть враждебные) друг друга. Именно такой вариант принял в начале ХХ-го века император Николай II. Такой и поныне существует в России. Как раз 18 сентября предстояли историкам и воем нам, россиянам, выборы депутатов Государственной Думы РФ VII созыва. У огромной России и заботы – под стать внушительным масштабам.

Рекомендуем:  Поэтическим текст как коммуникативно-эстетическая категория

Даже на таком фоне полемика о роли учителя не оказалась задвинутой в дальний угол. Она привлекла внимание школьной общественности и избирателей. Ведь их дети и внуки под попечительством школьных Сократов получают знания о Родине и о мире, а также усваивают гражданскую позицию. Нынешняя структура власти в России ещё в стадии незавершённого формирования. Детки, бегущие утречком в школу с портфелем в руках или с ранцем за плечами, через пару-тройку лет или через десятилетие возьмут бюллетень и пойдут к избирательным урнам. Какой проект у них будет за душой? Западноевропейский или славянофильский? А может, появится некий третий вариант? Чтобы не гадать на кофейной гуще, надо присмотреться к нынешнему учителю. Каков он, таковы будут и его воспитанники.

 

 

Литература – сокровище народа

 

Летом из Новокузнецка мне прислали сборник учителя-пушкиниста Геннадия Неунывахина «Душа в заветной лире» (Кемерово, ООО «Офсет», 2016 г.). Солидный – почти 700 страниц – том прекрасно издан: на синем фоне между именем автора и названием книги изящно выделяется золотистой графикой профиль Пушкина. Мне доводилось писать о первой работе Геннадия Максимовича, но здесь представлены три книги о Пушкине. В разделе V-м собраны «Статьи и отзывы о творчестве Г.М. Неунывахина». Завершает однотомник раздел VI – «Избранное»: проза, стихи, публицистика учителя.

«С любовью к великому поэту до последнего вздоха» – назвал вступительное слово об авторе издатель и брат, прозаик Владимир Максимович Неунывахин. Со студенческой скамьи на филфаке Новокузнецкого пединститута и на всю, так сказать, оставшуюся жизнь Геннадий Неунывахин стал фанатом не хоккея, не рок-группы, а творчества поэта. Влияние лекций декана А.А. Кабина о древнегреческой литературе и о поэзии Пушкина заметно в работах его ученика. Второй подраздел первой книги «Божественная лира» на примере лицейских стихов и раннего творчества Александра Пушкина выявляет нерасторжимую связь русской классики с античностью. Раздел даже заканчивается главой «Словарь» с именами богов и терминами далёкой эпохи, которые для слуха нынешних школьников, не столь привычны как для тех лицеистов.

Наверное, любой школьник, которому посчастливится держать в руках книгу «Душа в заветной лире», почувствует всеми «фибрами» души, как Золотой век русской словесности растёт, пристроившись на плечах «золотой» европейской Античности. Просто видно невооружённым глазом, как легко Пушкин переносит греческую и римскую мифологию на почву русской культуры. И сознание молодого читателя непроизвольно усвоит плодотворную традицию. Даже опытному литератору, к коим я смею отнести себя, читать сборник «Душа в заветной лире» потрясающе интересно и, конечно, полезно. Пушкин подхватывал великую традицию у древних греков и римлян, а мы с вами принимаем эстафету прямо из рук гения русской литературы.

Рекомендуем:  Наталья Мелёхина

Геннадий Неунывахин из поколения, которое ныне называют «Дети войны» (рождение – 1940 год), не был академиком, профессором. Простой учитель из города Мыски в Кемеровской области на высоком уровне прочувствовал и осмыслил феномен гениального поэта. Каждое лето он вместе с женой Ниной Петровной ездил по пушкинским местам. В Михайловском Геннадий Максимович познакомился и подружился с главным хранителем музея С.С. Гейченко. Побывал на Кавказе, поработал во всех архивах, собрал огромную библиотеку книг и публикаций Пушкина и о Пушкине (подарил библиотеку Центру творческого развития и гуманитарного образования подрастающего поколения в г. Мыски; Центру присвоено его имя, создателя), вёл кружки юных пушкинистов, и писал – главное дело – книги о Пушкине. Первая – «Я вас любил» и «Божественная лира» (книга из двух разделов) вышла в 1998 году. Вторая «И всюду страсти роковые, И от судеб защиты нет» опубликована в 2006 году. Третью книгу Геннадий Максимович успел сдать в набор, но вышла «И жизнь, и слёзы, и любовь…» через полгода после его смерти 30 октября 2007 года.

Поэт города Мыски Н.Батюк пишет (См.: раздел V, статья «Октябрь. 30-е», Н. Батюк, стр. 536–537): «Я беседовал с Геннадием Максимовичем накануне его ухода от нас. И, как оказалось, был последним из его почитателей, кто видел его в здравии. Ничто не предвещало беды. Это была незабываемая встреча… Мы проговорили более трёх часов. Говорили бы ещё, но надо было и «честь знать». Провожая, Геннадий Максимович, коснувшись правой рукой моей груди, сказал: «Береги сердце»… А своё не сберёг. А он ведь мечтал как можно больше узнать о гении русской литературы и рассказать нам».

В первой книге Г.М. Неунывахин отдал дань устоявшимся версиям и концепциям трактовки творчества Пушкина, но чем больше он погружался в биографию и стихи любимца, тем самостоятельнее мыслил и обосновывал оригинальные концепции. Пушкин под его пером предстаёт живым человеком – с достоинствами, но и с недостатками, что делает – образ достоверным. Оказывается, Пушкин увлекался картёжной игрой и не мог от неё отключиться («подсел» на картёжную игру), из-за этого не успевал из своих скромных доходов выплачивать долги. Не избегал дуэлей, даже сам на них «напрашивался», зато восхищал противников хладнокровием: под наведённым пистолетом поэт был холоден, как лёд. Ну, и так далее. Я впервые о таких особенностях темпераментного характера Александра Сергеевича Пушкина прочитала у Г.М. Неунывахина. Для учителя (не академика с именем!) – это смелый приём. Молодец!

Одно вызывает сожаление: тираж прекрасной книги – 300 экземпляров. Да, её надо издать миллионным тиражом, чтобы она попала в библиотеку каждой русской школы. Наша литература – духовное сокровище народа, она должна быть доступна каждому-каждому школьнику.

 

 

Рекомендуем:  Конец «Ариона». Часть I

Государственники – Николай I и поэт Пушкин

 

В смерти Пушкина, как и в смерти Есенина, осталась какая-то тайна. Неунывахин постарался её разгадать, размышляя над материалами в архивах. Учитель-пушкинист обосновал оригинальную версию. Поручик барон Геккерн-Дантес был, дескать, мелкой сошкой – агентом тайной полиции, говоря по-нынешнему, киллером (Бенкендорф научил Дантеса, как и куда стрелять, чтобы смертельно ранить поэта). Настоящий поединок был скрыт от общества, поединок между поэтом и царём. Жуковскому, хлопотавшему о помощи семейству Пушкина так же, как было, мол, после смерти Карамзина, Николай I ответил: «Ты видишь, что я делаю всё, что можно для Пушкина и семейства его, но в одном только не могу согласиться с тобою. Есть разница: ты видишь, что мы насилу довели его до смерти христианской, а Карамзин умирал как ангел».

«И кто это мы?» – задаётся «вопросом исследователь, ответ его совпадает с обвинением Лермонтова: «Вы, жадною толпой стоящие у трона. Свободы, гения и славы палачи…»

С 1835 года, когда Жуковский отговорил Пушкина уехать на жительство в деревню, началась, по термину автора, охота на поэта. Даже сестра жены Александра была агентом Бенкендорфа, и т.п. Последней каплей в травле стал анонимный пасквиль, причисливший поэта к ордену рогоносцев. Пушкин своим гениальным умом («умнейший человек» – сказал царь о поэте после аудиенции во время своей коронации в Москве, но умные ему были не нужны, нужны были послушные) просёк насквозь всю интригу и безошибочно вызвал на дуэль Дантеса.

«Бенкендорф знал всю закулисную игру, всех действующих лиц», – сообщает автор книги, а через него знал и царь. В ночь с 27 на 28 января 1837 г. Николай I отправил умирающему Пушкину записку: «Если бог не велит уже нам увидеться на этом свете, то прими моё прощение и совет умереть по-христиански и причаститься, а о жене и детях не беспокойся. Они будут моими детьми, и я беру их на своё попечение». Царь мог остановить убийство поэта; уклонился. И за что прощает? За то, что в «жестокий век» восславил он свободу!..

Вот поэтому, приходит Неунывахин к обобщению, XIX «жестокий век» стал Золотым веком русской литературы. Вскоре довели до «христианской» смерти Лермонтова. Писатели, поэты XIX-го века отстаивали достоинство человека, не жалея «живота своего», то есть жизни.

Завершает версию Г.М. Неунывахин тем, что женитьба на Ольге Калашниковой была бы для Пушкина счастливее, чем на Гончаровой, семейство которой затянуло поэта в омут интриг и сплетен. С этим, закончив чтение книги «Душа в заветной лире», трудно не согласиться.

«Пушкин сделал так много для духовной жизни целых поколений», что сделанное им уже давно как бы вошло в нашу жизнь частицей воздуха, которым мы дышим». А.Григорьев же сказал: «Пушкин – наше всё».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: