Феномен отчуждения и пути его преодоления

ФЕНОМЕН ОТЧУЖДЕНИЯ И ПУТИ ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ

Являясь одной из самых «вечных» философских проблем, проблема отчуждения в философии никогда не теряла своей актуальности и значимости. Её постоянное воспроизведете обусловлено как гносеологическими, онтологическими, так и социалъ-но-кулътурными факторами. Уникальность этой проблемы состоит ещё и в том, что отчуждение не преодолевается только наукой, оно преодолевается только тогда, когда экзистенциально пережито и осознано в сердце каждого мыслящего человека. Без решения проблемы отчуэюдения просто невозможно наладить диалог различных культур и показать пути решения конфликтов.

Что мы можем приобрести от путешествия на луну, если мы не способны пересечь бездну, отделяющую нас от нас самих? Это самое важное из всех путешествий, и без него все остальные не только бесполезны, но и губительны.

Томас Мертон

Глубокие изменения, происходящие в мире в конце XX — начале XXI веков, сказались на всех сферах жизни: на системе образования, воспитания, социализации человека. Эти изменения обусловили возникновение новых, уже общечеловеческих, так называемых глобальных вопросов. К таковым можно отнести проблему экологии, терроризм, угрозу ядерной войны и демографический кризис. Всё это не только социальные, но и глубоко экзистенциальные проблемы. Социум является не просто совокупностью индивидов, социум — это продукт взаимодействия людей, в одно целое их объединяет человеческая деятельность в различных её видах. Понятно, что в решении проблем, которые возникают в социуме, философия должна принимать непосредственное участие. Одной из таких глобальных философских проблем является проблема человеческого отчуждения. Причем, на наш взгляд, отчуждение следует рассматривать одновременно и как социальный феномен, являющийся результатом определенных исторических условий, так и в качестве экзистенциального, антропологического феномена. В рамках данной статьи мы предпримем попытку раскрыть обе альтернативы феномена отчуждения и указать конкретные пути их преодоления.

В обыденном понимании отчуждение обычно мыслится как отсутствие близости, доверия, понимания, холодность в отношениях между людьми.

Как философская категория, понятие «отчуждение», научно разрабатываясь в философии Г. Гегеля и далее преломляясь через призму марксизма, приобретает чисто социально-философский аспект и впервые представляется марксизмом, прежде всего, как предметное, вещное отчуждение субъекта от результатов его же деятельности, труда. Г. Гегель утверждает, что отчуждение есть результат существующих в бытии противоположностей, противоречий, что снятие отчуждения есть процесс преодоления противоречий в мышлении человека.

Хотя Маркса нередко относят к гегелевской традиции, имеется колоссальное различие в гегелевском и марксовом понимании отчуждения. В преодолении отчуждения между бытием «в себе» и «для себя», между сознанием и самосозна-

нием, субъектом и объектом Г. Гегель видит весь смысл развития человека, его мышления и жизни. А так как для Г. Гегеля человек — это, прежде всего, продукт Абсолютного Духа, мыслящий субъект, то снятие отчуждения тоже происходит в мире мыслей, духа. Отчуждение снимается только в мысли, в мысли философа, а в объективной реальности все остается по-старому. Согласно К. Марксу, «ближайшая задача философии… состоит — после того как разоблачен священный образ человеческого самоотчуждения — в том, чтобы разоблачить само отчуждение в его несвященных образах. Критика неба превращается, таким образом, в критику земли, критика религии — в критику права, критика теологии — в критику политики»!.

Главное различие между Г. Гегелем и К. Марксом, касающееся трактовки отчуждения, по нашему мнению, относится к понятию «предметность», у первого — это объективированный дух, осознанная мысль, у второго — это антагонистические социальные условия. «Самосознание отчуждает само себя и тем сообщает себе предметность и наличное бытие»2. Из вышесказанного следует вывод: исследуя проблему мудрости и истины и рассматривая преодоление отчуждения как необходимый этап достижения мудрости, возникает яркая картина того, что гегелевское и марксовское понимания отчуждения — это в принципе несравнимые понятия. Это две параллели, предметы исследования разных наук. У Г. Гегеля — это чистая объективно идеалистическая философия, а у К. Маркса — материалистическая социология и политэкономия. Наше понимание отчуждения ближе к гегелевской трактовке отчуждения. В постсоветской философии продолжается траектория социальной трактовки отчуждения. С первого взгляда невозможно вообразить, сколько бед и невзгод принесла человечеству неправильная трактовка этого глобального философского вопроса.

Итак, с позиции современной социальной философии, отчуждение — это объективный социальный процесс, характеризующийся превращением (как деятельности человека, так и её продуктов) в самостоятельную, довлеющую над ним, враждебную силу. Отчуждение порождено соответствующим типом социальных взаимоотношений, при котором отношения между людьми подменяются отношениями между вещами. Неизбежное следствие этого — фетишизация предметного мира (деньги, власть, положение в обществе). Отчуждение проявляется в господстве овеществлённого труда над живым трудом, в превращении субъекта в объект манипуляции, в отсутствии контроля производителя над результатами труда. Можно выделить следующие формы отчуждения:

Рекомендуем:  Обзор литературной периодики (первая половина октября)

— отчуждение деятельности — опустошение и обеднение субъекта в процессе труда;

— отчуждение условий деятельности от деятельности — противостояние предпосылок труда субъекту труда;

— отчуждение результатов деятельности от субъекта деятельности;

— отчуждение теории от практики, порождающее отклонения в сознании и поведении членов общества;

— отчуждение социальных структур, институтов от трудящихся — противостояние государственной бюрократической машины рядовым членам общества.

Как экзистенциально-антропологический феномен, отчуждение применительно к человеческой субъективности проявляется в чувствах апатии, одиночества, равнодушия, атрофии высоких социальных и гуманитарных ценностей, восприятии явлений действительности как противостоящих и противодействующих личности.

Этот ракурс отчуждения рассматривается в экзистенциализме. М. Хайдеггер считает в качестве главной причины этого социального феномена то обстоятельство, что человек ведёт себя как «господин сущего», а не как ‘«пастырь бытия». Согласно М. Хайдеггеру, налицо тенденция, при которой чем более действителен и реален (благодаря марксизму, мы стали иметь в виду под действительным и реальным только видимый, материальный мир) создаваемый человеком мир, тем менее действительным становится сам человек. Происходит негативное «растворение» человека в мире, человек спускается до вещнотоварных отношений, становясь рабом господствующих над ним общественных отношений. Сначала рабом своего отчужденного мышления, и как следствие первого, рабом вещей, других людей, обстоятельств. Человек теряет себя, теряет тайну, интерес к жизни, детскость, естественность и спонтанность. Отражая естественность и спонтанность как значимый по сей день фактор эволюции цивилизации наряду с естественным стремлением общества овладеть темпами и направленностью социальных изменений, степень человеческого отчуждения и само отчуждение выступают своеобычным индикатором, философским «термометром» контролируемости и гуманности развития человека и его истории. Масштаб этой проблемы, безусловно, глобален, но решается она глубоко имманентно, экзистенциально в душе, индивидуально в сознании каждого человека.

«Отчуждение — объективный социальный процесс отторжения от человека продуктов его собственной деятельности, которые при господстве антагонистических общественных отношений противостоят индивиду как враждебная сила, и зачастую порабощают его», — читаем в энциклопедическом словаре по политологии3. Это же определение в экзистенциально-антропологическом плане можно перефразировать следующим образом. Отчуждение — это имманентный процесс отторжения от автора («в себе») субъекта («для себя») — ментально-духовного существа и продуктов его (субъекта) деятельности (рассудочное мышление), которые при господстве антагонистических имманентных отношений противостоят автору («в себе») как враждебная сила и зачастую порабощают его. В философии и психологии есть множество терминов, использующихся для обозначения понятия «человек». В данном контексте мы представляем человека, прежде всего, как совокупность автора («в себе») и субъекта («для себя»).

О социальном и экономическом отчуждении в философской литературе было сказано немало, и не зря ~ это действительно очень важные проблемы. Но более распространённым и опасным для существования современной цивилизации феноменом, на наш взгляд, выступает самоотчуэюдение. Человек (в данном контексте субъект) незнакомец для самого себя — мы не знаем свой собственный ум, своих внутренних глубин, того, кто и что мы на самом деле. Вследствие этого человек отождествляется только с внешними и поверхностными аспектами самого се_я’ °с°бенно с телом и ментально-духовными переживаниями. Человек считает се я «Я-эго» в оболочке кожи. Буддизм называет это ошибочным самоотождеств-лением с данными органов чувств. Современные психологи соглашаются с тем, что человек в прискорбной степени утратил контакт с самим собой.

ся наша попытка раскрыть природу мудрости кроется как раз в разрешении вопроса отчуждения. Не просто гегелевского отчуждения от Мировой Души или солютного Духа, и не марксовского социального отчуждения, а отчужде-ия от стины, которого все философы сознательно или бессознательно ищут, не сегда осознавая, что уже сам процесс поиска является фактом отчуждения. Когда философ исследователь этот источник начинает периодически «открывать»,

смотреть в щель, он удивляется, что все, что он так долго искал, было уже «здесь и сейчас»; все, что от него требовалось — это «отбросить» шаблоны своего ума: мысли, идеи, мировоззрение, традиции, культуру, мораль, этикет, интеллектуальный набор знаний и прочий «мусор», т. е. структуру пред-понимания. Под понятием «отбросить» мы имеем в виду осознавание. Это страшит. Это страшит и общество, ибо, когда человек «отделяется» от самого себя, он начинает осознавать, что нет никакого «в себе» и «для себя», все это можно было бы назвать одним единым словом: жизнь, осознание, наблюдение. Такой человек свободен, он сама радость, мудрость, невинность и чистота. Чжуан Цзы, даосский мудрец, сказал: Управляй умом, достигай сосредоточенности.

Рекомендуем:  Михаил Шишкин: Роман всегда умнее автора

Тогда гармония небес снизойдет и поселится в тебе.

Ты будешь светиться жизнью,

Ты будешь пребывать в Дао4.

Дао — это наш мир, не искаженный восприятием нашего расчленяющего реальность рассудка. Мышление разрезает действительность, создавая иллюзию, что каждому слову-имени соответствует определенная сущность. Так человек формирует в себе отчужденное состояние. Истинный же мудрец не противостоит ни сущему, ни своей собственной природе, пребывая в покое недеяния и самоес-тественности Дао.

Итак, мы считаем, что решение проблемы отчуждения касается как гносеологических, так и морально-этических аспектов философии. В истории развития религиозно-философской мысли всегда были те мудрецы и философы, которые коренным образом меняли объект и предмет исследования философии, обращая тем самым внимание на того, кто исследует. Это те люди, которые старались перепрыгнуть «пропасть» отчуждения. Кому-то это удавалось, кому-то нет. К числу таковых относятся Сидхартха Гаутама, Сократ, Диоген Синопский, Иисус Христос, Фома Аквинский, Мартин Лютер, Иммануил Кант, Людвиг Фейербах, Гегель, Зигмунд Фрейд, Мартин Хайдеггер и др.

Уже сама философия является доказательством отчуждения. Включаясь в автоматический режим работы ума, в структуру пред-понимания как методологического основания исследования, философ, как правило, принимает все исходные допущения классической философии, где есть субъект, объект и процесс познания. Обычно, человек не понимает, что ему предлагается изначально не корректный подход, — изначально отчужденный и обреченный на нигилизм. Мы понимаем, что, по законам диалектики, без отчуждения нет и не может быть единения. Но все дело в том, что отчуждение снимается в философии только на ментально-духовном уровне, а не на уровне истинной природы человека, автора. Чужая истина, экзистенциально не пережитая самим человеком {автором), не может служить примером, образцом для подражания. Истина достигается только теми, кто отваживается нарушить правила классического мышления и пойти своей стезей. Следуя по чужим стопам, следуя образцам классического философствования, человек навечно обречен догонять заходящее солнце. Критерии истины -это мираж, но человек не знает или не желает знать, что дуальный ум держит его в паутине иллюзий. Иллюзия удобнее, понятнее, логичнее неизвестной реальности. Реальность, жизнь — это тайна, которую разгадать не по силам даже самому эрудированному, интеллектуальному ученому.

Когда человек сталкивается лицом к лицу с тем фактом, что не вписывается в установленные стандарты, он испытывает душевный дискомфорт. (Если вы сейчас правильно улавливаете нашу мысль, то должны задать такой вопрос: кто

испытывает душевный дискомфорт?) Его гнетет страх перед поражением, он чувствует свою неполноценность, ощущает себя одиноким в этом враждебном мире. Это он — часть Целого, чувствует себя одиноким. Это нормальный этап роста или этап спускания до глубин, какой термин вам нравится, такой и применяйте, разницы никакой нет. Это игра слов. «До того, как я обрел знание, — пишет Мел-ло, — я часто расстраивался; теперь я обрел знание, и все равно расстраиваюсь. Но между вами прежним и нынешним все-таки есть разница: теперь вы не идентифицируете себя с вашими эмоциями. Знаете ли вы, как много это значит?» . Многие философы пытаются не идентифицировать себя с болью, с ненавистью, но им все

равно плохо, одиноко.

Что человек может сделать? Не он, как социально-биологическая сущность, а именно тот, кто страдает, что он может сделать? Один из вариантов для нормального индивида — закрывание, отторжение, отчуждение. Человек окружает (бессознательно) себя (прежде всего под этим термином имеется в виду ментально-духовные искания человека) по отношению к недостижимым эталонам, критериям истины, стеной неприятия (оформленное эго). Понимая невозможность полного раскрытия данной проблемы в рамках одной статьи, мы аксиоматически констатируем факт наличия эго. И главным условием появления эго является ум, объективированное мышление, отделенный от автора и берущий роль хозяина «господин сущего». Ум не будет формировать «Я-эго» тогда, когда мыслитель «включит свет в подвале бессознательного». Философ тот, кто рассуждает от «Я-эго», «Я»-концепции, ума, мудрец тот, кто говорит от Пустоты, истины. Каждый философ, вообще каждый здравомыслящий человек, могут продолжить свою гонку за эталоном истины. В этой погоне за истиной и мудростью человек следует правилу дуального мышления. Человек пытается изменить себя и загоняет свою душу в «футляр» обусловленности. Это не приносит ничего, кроме неудовлетворенности, в результате чего снова приходится менять себя, бороться со своими негативными качествами — как воспитывали в школе. Попытка человека изменить себя только усилит стену отчуждения между ним и миром. Изменить человека невозможно. Истинное изменение происходит только тогда, когда человек увидит свой ум, «Я»-концепцию, и начнет принимать их условность.

Рекомендуем:  Номинация «Стихотворение года»: 10 лучших поэтов

Стена отчуждения требует больших затрат жизненной и умственной энергии. Человеку непросто держать вокруг себя защитное поле, когда повсюду и на каждом шагу ему внушают правила, которым современный человек уже почти не в силах следовать. Но из этого круговорота мышления все-таки есть выход. Он заключается в отказе от господства дискурсивного мышления и поиске своего собственного пути. Отказ от этого господства означает видение (даршан), принятие условности дуального мышления, «Я»-концепции. Но данное утверждение не предполагает, что выходом из сложившейся ситуации является нарушение человеком всяческих стереотипов, норм, ценностей. Появление всякого рода субкультурных и контркультурных организаций в обществе является ярким показателем того, что человек, особенно молодой, пытается нарушить стену отчуждения. Но все это происходит бессознательно, спонтанно. Здесь надо быть предельно осторожным, дабы не впасть в дебри релятивизма и нигилизма. По нашему мнению, вькод из сложившейся ситуации — это просыпание, осознавание, видение (даршан). арксисты как раз за эту спекулятивность и критиковали философию 1.1 егеля. «Отчуждение снимается только в мысли — мысли философа, а в самой действительности все остается по-старому. Более того, эта оставшаяся нетронутой действительность с ее реальным отчуждением провозглашается философом в ка-

честве уже не отчужденной, поскольку снятие отчуждения в мысли у него тождественно со снятием его в реальности»6. Здесь возникает логический вопрос: каковы критерии преодоления отчужденности? В том-то и дело, что «видимых» критериев нет. Что случилось с Сидцхартхой Гаутамой, когда он стал пробужденным, Буддой? Что случилось с Иисусом Христом, когда на него снизошла благодать Бога? В физическом плане ничего не случилось. Самые главные изменения произошли в другой реальности: в сознании, в душе.

Итак, обобщая все вышесказанное, хотим отметить: мы соглашаемся с К. Марксом в том, что вся история философии — это история самоотчуждения. Но мы не солидарны с тем пониманием, что снятие лишь социального отчуждения и отчужденного труда может преподнести человеку свободу, смысл жизни. Такое вульгарно-материалистическое мировоззрение идет с тех пор, как философы определили материю как нечто косное, вечное, неуничтожимое, тогда как мир мыслей как нечто неуловимое и непостоянное. Если мы бросим взгляд на развитие человеческой мысли, то можно констатировать тот факт, что «коренной переворот» в области материализма, отрицающего всякий духовный источник, происходит именно в философии К. Маркса и Ф. Энгельса благодаря философии Л. Фейербаха. Интересно отметить, что сам Л. Фейербах хотел создать «религию любви».

Таким образом, от решения проблемы отчуждения зависит решение многих социальных и экзистенциальных проблем. Человек, преодолевший стену отчуждения, не будет сеять вокруг себя страх и агрессию, он также никогда не будет приверженцем той или иной секты. Преодоление отчуждения ведет к цельной, тотальной, осмысленной, радостной жизни. Для того чтобы экзистенциально, на «собственной шкуре» увидеть и прочувствовать ментальное отчуждение от самого себя (автора «в себе») другого аспекта себя как «Я-эго», необходимо уединиться. Речь идет не о социальном уединении, речь идет об экзистенциальном, имманентном уединении. Необходимым следствием любого отчуждения является одиночество. Философу необходимо уметь различать два контрастных типа одиночества: путь одинокого волка (человека, который от печали, безысходности, страданий, достиг предела — «завывания волком») и путь одинокого аскета-мудреца (человека, «потерявшего» в своем уединении самого себя). Наиболее эффективным средством, разрушающим стену самоотчуждения, являются используемые мудрецами притчи, подобные той, которую приводим ниже:

— Я хочу пребывать с Богом в молитве, — сказал ученик.

— То, чего ты хочешь, — нелепость, — ответил Мастер.

— Почему?

— Там, где есть ты, нет Бога. Там, где есть Бог, нет тебя. Как же ты можешь быть с Богом?

Позже Мастер сказал:

— Ищи уединения. Когда ты с кем-то, ты не один. Когда ты «с Богом», ты не один. Единственный способ быть с Богом — полностью уединиться. И тогда, надеюсь, будет Бог и не будет тебя7.

Таким образом, являясь одной из самых «вечных» философских проблем, феномен отчуждения в философии никогда не терял своей актуальности и значимости. Постоянное воспроизведение этого феномена в человеческом обществе обусловлено как гносеологическими, онтологическими, так и социальнокультурными факторами. Уникальность этой проблемы состоит ещё и в том, что отчуждение не преодолевается только наукой, оно преодолевается только тогда.

когда будет экзистенциально пережито и осознано в сердце каждого мыслящего человека. Без разрешения проблем, связанных с отчуждением человека от самого себя и общества, просто невозможно наладить диалог различных культур и показать пути решения межличностных конфликтов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: