Гретхен Рубин

Гретхен Рубин Сильные слабости. Как превратить свои минусы в плюсы и стать счастливой

Посвящается Кристи Флетчер («скептику»)

Наконец-то я прихожу к выводу, что мое величайшее стремление – быть тем, кем я уже являюсь.

– Дневник Томаса Мертона («бунтарь»)

Gretchen Rubin

THE FOUR TENDENCIES: The Indispensable

Personality Profiles That Reveal How to Make Your Life Better

© 2017 by Gretchen Rubin

© Мельник Э., перевод на русский язык, 2019

© ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Отзывы

Главный фактор развития и счастья – практическое самопознание. Гретхен Рубин вручает вам инструменты, позволяющие не только понять себя и других, но и что-то делать с этим знанием. Проницательная, практичная, конкретная книга поможет вам одолеть самые большие препятствия на пути к счастью и успеху.

– Шон Эйкор («поборник»), автор книги «Преимущество счастья» (The Happiness Advantage)

Гретхен Рубин открыла новую схему для понимания себя и других людей. Зная свою тенденцию, мы можем эффективнее управлять собой и быстрее достигать своих целей – и заодно помогать делать это другим. Как исследователь, изучающий сферу привычек, зависимости и перемен на протяжении двадцати лет, я в восторге от простоты и силы этой книги – полезного инструмента для любого человека, стремящегося сделать свою жизнь лучше. Я внедряю эту схему в свои клинические программы, чтобы помочь людям понять их тенденции, после чего они могут сознательно менять свое поведение, например, противодействуя стрессу и эмоциональному перееданию.

– Жадсон Брюер, доктор медицины («скептик»), автор книги «Зависимый мозг» (The Craving Mind) и адъюнкт-профессор медицинской школы Массачусетского университета

Революционная схема четырех тенденций Гретхен Рубин – простой, однако хорошо проработанный и мощный инструмент, который помогает нам лучше распознавать собственную природу, использовать ее сильные стороны и противодействовать ее слабостям. Со своим фирменным остроумием и проницательностью Гретхен вручает нам инструменты для создания той жизни, которую мы для себя хотим, причем таким способом, который подходит именно нам. И знаете, что самое удивительное? Сто́ит узнать об этих четырех типах личности, как начинаешь замечать их повсюду.

– Сьюзан Дэвид («поборница»), сооснователь Института коучинга и автор книги «Эмоциональная гибкость» (Emotional Agility)

Если вы хотите изменить что-то в своей жизни, вам нужна Гретхен Рубин. Ее идеи оригинальны, интуитивны и революционны. Чего бы вы ни хотели – постройнеть, поступать разумнее или стать аккуратнее, – она покажет вам, как скорректировать ваши привычки (почти) без усилий. И ваша знакомая «бунтарка» (я) теперь спит лучше, удаляет больше электронных писем, стала легче более чем на сорок фунтов – и навеки в долгу у нее.

– Вив Гроскоп («бунтарка»), журналистка и комедийная актриса

Обожаю Гретхен Рубин, она помогает мне понять как себя, так и людей, которые меня окружают.

– Кэти Ренценбринк («должница»), автор книги «Последний акт любви» (The Last Act of Love)

Ваша тенденция

Четыре тенденции

• Истоки четырех тенденций.

• Как тенденции вплетены в наши характеры.

• Почему полезно определить свою собственную тенденцию.

• Почему полезно определять тенденции других людей.

Однажды ветреным зимним вечером входя в двери ресторана «Атлантик Гриль», я даже не подозревала, что приближаюсь к одному из самых знаменательных разговоров в своей жизни.

Когда я наслаждалась чизбургером, моя подруга, ковыряя салатик, бросила фразу, которая на много лет заняла мои мысли. Небрежным тоном она промолвила:

– Знаешь, хочу завести себе привычку регулярно бегать, но все никак не получается, и это сильно меня беспокоит. – А потом добавила: – Самое странное, что в университете я состояла в команде по бегу и не пропускала ни одной тренировки. Так почему никак не могу заставить себя бегать сейчас?

– Действительно, почему? – эхом отозвалась я.

– Ну, ты же знаешь, нам трудно выкраивать время для себя.

– Хм-м-м-м, – неопределенно отозвалась я.

Потом речь зашла о чем-то другом, но даже после того как мы распрощались, я не могла перестать думать о нашем разговоре. Эта моя подруга оставалась тем же человеком, каким была в старшей школе, и хотела заниматься тем же, чем занималась тогда. В прошлом она могла бегать, сейчас – нет. Почему? В чем было дело – в ее возрасте, мотивации, семейном положении, месте жительства, командном духе (или его отсутствии) или в чем-то другом?

Она исходила из предположения, что всем нам трудно «выкраивать время для себя». Но мне-то было совсем нетрудно выкраивать время для себя! В чем мы с ней отличались друг от друга?

Следующие пару лет мне предстояло провести в попытках ответить на эти вопросы.

Истоки четырех тенденций

Говорят, на свете есть два типа людей: те, кто делит мир на два типа людей, и те, кто этого не делает.

Я определенно принадлежу к первому типу. Мой главный интерес – человеческая природа, и я неустанно ищу паттерны, позволяющие определить, что мы делаем и почему мы это делаем.

Я потратила не один год на изучение счастья и привычек, и мне стало очевидно, что нет никакого волшебного, универсального способа построить более счастливую, более здоровую, более продуктивную жизнь. Разным людям подходят разные стратегии; более того – то, что подходит одному человеку, может быть прямой противоположностью того, что подходит другому. Одни люди – «жаворонки»; другие – «совы». Одним лучше всего полностью воздерживаться от сильного искушения; другим лучше потакать себе в умеренных дозах. Одни любят простоту; другие процветают в изобилии.

И это еще не все. Размышляя над замечанием подруги о ее привычке бегать, я чувствовала, что где-то глубоко под поверхностными различиями типа «жаворонки против сов» кроется некое основополагающее различие, которое придает форму натуре человека, – различие глубинное, но при этом ярко выраженное и очевидное, – оно тем не менее ускользало от моего взгляда.

Чтобы помочь себе выяснить, что́ же я упускаю, я задала ряд вопросов читателям моего веб-сайта, в том числе такие: «Как вы относитесь к новогодним зарокам?», «Соблюдаете ли вы правила дорожного движения – почему да или почему нет?», «Стали бы вы записываться на какие-нибудь курсы чисто ради удовольствия?». Когда потекли рекой отклики читателей, я увидела, что в разнообразных ответах красными нитями прослеживаются отчетливые паттерны. Это было почти что странно – как будто люди целыми группами договаривались давать ответы из одного и того же сценария.

Рекомендуем:  Некрасова, Васякина: «Отсутствие границ — то, что мы хотим…»

Например, насчет новогодних обещаний часть людей давала практически идентичный ответ: «Я буду придерживаться обещания, если оно полезно, но не стану начинать с нового года, потому что 1 января – это произвольная дата». Все они использовали это слово «произвольная». Меня заинтриговал выбор этого конкретного слова, потому что «произвольность» выбора даты 1 января никогда меня не беспокоила. Однако все эти люди ответили одинаково. Что же было между ними общего?

Другие отвечали так: «Я больше не даю новогодних зароков, потому что мне ни разу не удавалось их сдержать: я никогда не выкраиваю времени для себя».

Третья группа похожих ответов была примерно такой: «Я никогда не даю обещаний, потому что мне не нравится себя связывать».

В этой схожести читался некий осмысленный рисунок, я это знала, но просто никак не могла как следует разглядеть его.

Потом наконец, после месяцев размышлений, у меня случился тот самый «эврика-момент». Сидя за письменным столом в домашнем кабинете, я случайно бросила взгляд на свой хаотичный рукописный список обязательных дел – и вдруг до меня дошло! Тем самым простым решающим вопросом был вопрос: «Как вы реагируете на ожидания?» Я его нашла!

Я обнаружила ключ. Испытала того же рода возбуждение, которое, верно, испытал Архимед, когда вылез из ванны. Сидела неподвижно, зато мой разум носился как бешеный, с мыслями об ожиданиях. В этот момент я уцепилась за мысль о том, что все мы сталкиваемся с ожиданиями двух типов:

• Внешние ожидания – ожидания, которые возлагают на нас другие люди, например уложиться в сроки выполнения какой-то рабочей задачи.

• Внутренние ожидания – ожидания, которые мы возлагаем на себя сами, например сдержать новогодний зарок.

А вот и мое важнейшее озарение: в зависимости от реакции человека на внешние и внутренние ожидания этот человек относится к одному из четырех четко различимых типов:

«Поборники» с готовностью реагируют как на внешние, так и на внутренние ожидания.

«Скептики» подвергают сомнению любые ожидания и будут соответствовать ожиданию только в том случае, если поверят в его обоснованность, так что в результате реагируют только на внутренние ожидания.

«Должники» с готовностью реагируют на внешние ожидания, но им трудно соответствовать внутренним ожиданиям.

«Бунтари» сопротивляются любым ожиданиям, как внешним, так и внутренним.

Все оказалось так просто! Всего один прямой вопрос – и все человечество рассортировалось по этим категориям.

Теперь я поняла, почему моей подруге трудно было сформировать привычку бегать: она была «должница». Когда у нее были команда и тренер, возлагавшие на нее ожидания, ей было нетрудно ходить на тренировки; когда же остались только ее собственные внутренние ожидания, ей стало трудно. Я наконец осмыслила эти повторяющиеся комментарии насчет новогодних зароков. И вообще стала понимать намного, намного больше.

Схема четырех тенденций прояснила поразительные поведенческие паттерны, которые я видела и смогла охватить разумом то, что видели также и все остальные – но никто не замечал.

Когда я разместила всю эту систему на листе бумаги, в четырех симметричных пересекавшихся друг с другом кругах, моя схема продемонстрировала скупую элегантность листа папоротника или раковины наутилуса. Я прямо-таки почувствовала, что открыла новый закон природы – человеческой природы.

В зависимости от реакции человека на внешние и внутренние ожидания этот человек относится к одному из четырех четко различимых типов.

Или, может быть, создала нечто похожее на Распределяющую шляпу для маглов.

Определившись со схемой, я стала работать над углублением своего понимания. «Стратегия четырех тенденций» стала первой главой моей книги «Хорошие привычки, плохие привычки»[1]1   Книга «Хорошие привычки, плохие привычки» вышла в издательстве «Эксмо» в 2017 году.

[Закрыть] (о том, как менять привычки); я писала о четырех тенденциях на своем веб-сайте, gretchenrubin.com; мы с моей сестрой и совладелицей этого сайта Элизабет Крафт беседовали о четырех тенденциях в нашем еженедельном подкасте – «Как стать счастливее с Гретхен Рубин» (Happierwith Gretchen Rubin). И при каждом обсуждении этой схемы читатели и слушатели живо реагировали.

Большинство людей способны определить свою тенденцию по краткому описанию, но для тех, кто не уверен в своем определении или хочет, чтобы его ответы были проанализированы, я разработала тест-вопросник. Сотни тысяч людей уже прошли тест «Четыре тенденции», который можно найти в главе 2 или на сайте happiercast.com/quiz. Ответы людей на этот вопросник, равно как и их непосредственные реакции, подарили мне дополнительную сокровищницу озарений. Например, я заметила, что тенденции людей влияют на их готовность пройти тест. «Скептики» порой спрашивают: «Почему это я должен тратить свое время и усилия на прохождение этого теста?», а «бунтари» часто думают: «Ты рекомендуешь мне пройти этот тест? Вот еще, не стану я этого делать!»

Чтобы проверить свои наблюдения насчет четырех тенденций, я решила провести исследование этой схемы с привлечением репрезентативной выборки в масштабах страны, изучая географически рассредоточенную группу взрослых американцев разного пола, возраста и уровня дохода.

Какое мое открытие было самым важным? Распределение четырех тенденций среди населения. «Должники» с 41 процентом были самой широко распространенной тенденцией. Вторыми шли «скептики» с 24 процентами. Тенденция «бунтарей» оказалась самой малочисленной, 17 процентов, – и я даже удивлена, что опрос показал такое большое число. А моя собственная тенденция, «поборники», едва перевалила за 19 процентов. Это исследование также подтвердило многие мои наблюдения насчет четырех тенденций. Например, раздумывая о новогодних зароках, «поборники» с наибольшей вероятностью их дают; у «бунтарей» они вызывают неприязнь; «скептики» дают зароки тогда, когда наступает подходящий, по их мнению, момент, а не ждут какой-то произвольной даты; а «должники» часто полностью отказываются от зароков, потому что не смогли придерживаться их в прошлом.

Оттачивая свою схему, я даже назначила каждой тенденции свой цвет, воспользовавшись примером уличного светофора. Желтый представляет «скептиков», ибо так же, как желтый свет призывает нас «подождать», чтобы решить, стоит ли двигаться дальше, «скептики» всегда задают вопрос «Погодите-ка, а почему/зачем?», прежде чем оправдать какое-либо ожидание. Зеленый – цвет «должников», которые с готовностью «едут вперед». Красный символизирует «бунтарей», которые с наибольшей вероятностью «останавливаются» или говорят «нет». Поскольку четвертого цвета у светофора нет, я выбрала для «поборников» синий – он показался мне подходящим.

Рекомендуем:  Нина Александрова

Чем больше я изучала тенденции, тем лучше начинала понимать их громадное влияние.

Изучив четыре тенденции, мы способны лучше понимать самих себя. Это самопознание очень важно, поскольку счастливую жизнь можно строить только на фундаменте нашей собственной природы, наших собственных интересов и наших собственных ценностей.

Изучив четыре тенденции, мы начинаем лучше понимать других людей – что столь же важно. Определив тенденции других людей, мы можем эффективнее жить и работать с ними как с коллегами и начальниками, учителями и тренерами, мужьями и женами, родителями и детьми, врачами и пациентами.

Понимание четырех тенденций дарит нам более богатое понимание мира.

Как тенденции вплетены в наши характеры

Тенденции в нас запрограммированы; они не являются результатом очередности рождения детей в семье, воспитательного стиля, религиозного воспитания, гендера. Они не привязаны к экстраверсии или интроверсии. Они не меняются в зависимости от того, где мы находимся – дома, на работе, с друзьями. И они не меняются с возрастом. Наши тенденции рождаются вместе с нами.

Что не перестает меня удивлять, так это точность, с которой большинство людей попадают в один из этих четырех лагерей. В то время как порой бывает трудно выявить тенденцию ребенка (я, например, до сих пор не могу определить тенденцию одной из своих дочерей), ко времени вступления во взрослую жизнь мы уже четко вписываемся в конкретную тенденцию, которая формирует наши восприятия и поступки на фундаментальном уровне. Если только мы не переживаем некое катастрофическое, заново формирующее наш характер событие – например, тяжелое заболевание или серьезные проблемы с зависимостью, – наши тенденции не меняются.

Однако в зависимости от истории и обстоятельств наша тенденция может быть более или менее полезной в нашем путешествии по этому миру. В Северной Корее бесконечные вопросы «скептика» могут засадить его в тюрьму, в то время как в Кремниевой долине[2]2   Кремниевая долина – находится в штате Калифорния (США), является известным местом развития мировых инноваций и высокотехнологичных проектов.

[Закрыть] вопросы могут обеспечить «скептику» повышение по службе.

Кроме того, существует огромный спектр разных личностей даже среди людей с одной общей тенденцией. Вне зависимости от тенденции некоторые люди более или менее заботливы, амбициозны, интеллектуальны, властны, харизматичны, добры, нервны, энергичны или авантюрны, чем другие. Эти качества сильно влияют на то, как они выражают свои тенденции. Амбициозный «бунтарь», который хочет быть уважаемым руководителем бизнеса, будет вести себя иначе, чем тот «бунтарь», которому нет дела до карьерного успеха.

Люди часто утверждают, что якобы принадлежат к смешанным тенденциям. Они говорят мне, мол «Я и «должница», и «поборница», или «Моя тенденция меняется в зависимости от того, где я и с кем». Такое утверждение может показаться обоснованным, но я должна заметить, что, стоит только задать еще пару дополнительных вопросов, и такие люди с легкостью укладываются в одну-единственную тенденцию – почти без исключений.

Безусловно, люди часто «дают крен» в сторону той тенденции, которая накладывается на их собственную. Но тем не менее они по-прежнему четко укладываются в рамки одной главной тенденции.

И конечно, столь же безусловно в каждом из нас, какой бы ни была наша фундаментальная тенденция, живет по маленькой частичке «поборника», «скептика», «должника» и «бунтаря».

Все мы оправдываем ожидания, когда не хотим сталкиваться с последствиями их игнорирования. «Бунтарь», садясь в машину, пристегивает ремень безопасности – после того как оплатит несколько крупных штрафов.

Все мы можем задаваться вопросом, почему это нужно соответствовать какому-то ожиданию, или раздражаться из-за неэффективности, или отказываться делать то, что кажется нам чьим-то произволом.

Все мы оправдываем некоторые ожидания, потому что они важны для кого-то другого. Самая решительная «поборница» пожертвует совещанием по понедельникам, если ее ребенок оправляется после хирургической операции.

И, какой бы ни была наша тенденция, у всех нас есть общее стремление к автономии. Мы предпочитаем, чтобы нас просили что-то сделать, а не приказывали нам, и если ощущение подвластности другим становится слишком сильным, оно может вызвать сопротивление тому, что воспринимается как угроза нашей свободе или способности делать выбор.

Наши тенденции рождаются вместе с нами.

После того как я рассказала о четырех тенденциях на одной конференции, ко мне подошел молодой человек и заявил: «Я считаю, что каждый должен иметь право водить машину с такой скоростью, которую считает безопасной, так что я, должно быть, «скептик»!»

Я улыбнулась в ответ, но в действительности все несколько сложнее, чем логика: «Игнорирую скоростные ограничения, следовательно, «скептик», или «Отказываюсь мыть посуду, следовательно, «бунтарка», или «Люблю составлять списки дел, значит, «поборник». Чтобы определить свою тенденцию, мы должны рассмотреть множество примеров своего поведения и причины этих поступков. Например, и «скептик», и «бунтарь» могут отвергать какое-то ожидание, но «скептик» при этом думает: «Я не стану этого делать, потому что это бессмысленно», в то время как «бунтарь» думает: «Я не стану этого делать, потому что вы не смеете указывать мне, что я должен делать».

Я узнала, что в то время как каждая из четырех тенденций ставит перед нами свои сложности, люди считают тенденции «должника» и «бунтаря» наиболее «трудными» – как будучи сами представителями одной из этих тенденций, так и имея дело с этой тенденцией у других. (Именно поэтому разделы, посвященные в этой книге «должнику» и «бунтарю», длиннее разделов о «поборнике» и «скептике».)

Многие пытаются сопоставлять четыре тенденции с другими системами классификации личности, например, с «большой пятеркой» черт личности, с методом Strengths Finder, с эннеаграммой, с тестом Майерса-Бриггса, с методом VIA – и даже с четырьмя факультетами Хогвартса.

Меня завораживает любая схема, которая помогает понять человеческую природу, но я считаю ошибочной любую попытку утверждать, что «это» равно «тому». Каждая система отражает определенное озарение, и эти озарения были бы утрачены при попытке смешать все системы в одну кучу. Ни одна система не способна охватить человеческую природу во всей ее глубине и разнообразии.

Кроме того, думаю, что многие системы классификации личности вмещают в свои категории слишком много элементов. В отличие от них четыре тенденции описывают только один узкий аспект характера человека – жизненно важный, да, но все равно только один из множества тех, которые формируют индивидуальную личность. Четыре тенденции объясняют, почему мы действуем и почему мы не действуем.

Рекомендуем:  В Тарусе поставлен был памятник прекрасному поэту Белле Ахмадулиной

Почему полезно определить свою собственную тенденцию

Когда я рассказываю о четырех тенденциях, у меня иногда складывается впечатление, что люди пытаются вычислить «лучшую» тенденцию и втиснуться в нее. Но никаких лучших или худших тенденций не существует. Самые счастливые, самые здоровые, самые продуктивные люди не относятся к какой-то одной конкретной тенденции; скорее это люди, которые сообразили, как «запрячь» сильные стороны своей тенденции, как противодействовать ее слабостям и строить жизнь, которая им подходит.

Благодаря знаниям, опыту и самопознанию в результате понимания четырех тенденций мы можем более продуктивно использовать свое время, принимать лучшие решения, меньше страдать от стрессов, становиться здоровее и эффективнее взаимодействовать с другими людьми.

Однако если мы не понимаем своего места в четырех тенденциях, то можем не заметить те аспекты конкретной ситуации, которые позволяют нам добиться успеха или ведут к неудаче. Например, один литературный агент рассказывал мне:

– Я представляю журналиста, который превосходно работал в одной газете. Никаких проблем с дедлайнами, отличное отношение к работе. Но сейчас он взял отпуск без сохранения зарплаты, чтобы написать книгу, а у него случился творческий кризис.

– Готова поспорить, что никакого кризиса у него нет. Вероятно, он «должник», – ответила я. – Ему нетрудно работать, когда он должен укладываться в отведенные сроки. Но при отдаленном дедлайне и отсутствии проверок он работать не может. Ему следовало бы попросить редактора каждую неделю проверять, как у него продвигается работа, или вступить в писательский клуб, или вы могли бы попросить его каждый месяц присылать вам готовые страницы. Просто ему необходима какая-то система внешней отчетности.

А еще, если мы не понимаем четыре тенденции, у нас могут быть нереалистичные представления о том, как меняются люди. Одна женщина писала: «Мой муж – «бунтарь». Меня расстраивает мысль, что его характер таков на самом деле и он никогда не изменится. Возможно ли, что «бунтарь» – это просто человек, который не «повзрослел» и не понял, что наш мир держится не на тех, кто делает лишь то, к чему «лежит душа» в данный момент? И может ли он в конце концов изменить свой подход?» Я не хотела грубить в своем ответном письме – но, черт побери, нет! Думаю, на данном этапе своей жизни он вряд ли изменится.

Люди часто спрашивают меня: «Следует ли определять выбор профессии, исходя из своей тенденции?» Каждая тенденция способна так или иначе вписаться практически в любую профессию, но интересно порассуждать о том, как могут взаимодействовать карьера и тенденция. Например, я знаю профессионального собачьего тренера-«поборника», и он привносит в свою работу «поборнический» дух. Но вполне могу себе представить, что «скептики», «должники» и «бунтари» тоже способны выполнять такую работу.

Однако даже если люди из каждой тенденции могли бы выбирать любую карьеру, это не означает, что им следовало бы так поступать. Четыре тенденции могут помочь нам разобраться, почему определенные виды работы могут доставлять нам большее (или меньшее) удовольствие. Одна читательница писала: «Теперь я понимаю, почему терпеть не могу свою работу. Я – стопроцентный «скептик», а работаю налоговым бухгалтером. Мне не нравится соблюдать все пункты гигантского свода произвольных правил, которые не имеют никакого смысла, и это было и продолжает оставаться главным препятствием к моему успеху и удовлетворенности работой».

Самые счастливые, самые здоровые, самые продуктивные люди – это люди, которые сообразили, как «запрячь» сильные стороны своей тенденции, как противодействовать ее слабостям.

Знание собственной тенденции может позволить нам относиться к себе с бо́льшим состраданием: «Эй, я ведь человек такого-то типа, и я ни в чем не виноват. Как могу, так и справляюсь». Как писала одна «поборница»: «Родители всегда советовали мне расслабиться, покойный муж всегда советовал мне расслабиться, теперь дочь советует мне расслабиться. Но теперь я понимаю, что гораздо счастливее тогда, когда следую правилам, которые установила для себя».

Вот объяснение одного «бунтаря»:

«Осознание того, что я – «бунтарь», помогло понять, почему годы психотерапии были потрачены впустую. Мы анализировали мою недисциплинированность, пробовали и отвергали разные методы, которые действовали «от противного» (Отчетность? Ха!). Дело не только в том, что некоторые методы не подходят «бунтарям». Дело в том, что нам талдычат, что у нас есть какой-то серьезный дефект (и мы часто в это верим). Быть в остальном очень успешным взрослым человеком, которому до сих пор трудно вовремя оплачивать счета, доводить до конца проекты и проявлять упорство в… да, в общем-то, в чем угодно? Которому невыносимо трудно соответствовать чьим угодно ожиданиям – даже своим собственным? Это не просто необычно; в сегодняшнем мире это производит впечатление самой настоящей патологии. Но ваша система уверяет, что это не так. Какое облегчение – сосредоточиться на том, что мне подходит, вместо того чтобы искать, что во мне не так!»

Одна «должница» писала:

«Работая телесценаристом, я безуспешно боролась со своей неспособностью соблюдать любые дедлайны, самостоятельно установленные мною для себя, однако всегда была добросовестным работником, который вовремя сдает сценарии начальству. Я давала этой своей особенности множество названий: лень, безответственность, инфантилизм и еще много других терминов, которые не прошли бы ваш спам-фильтр. Дав мне новое название – «должница», – вы подарили мне способ принятия себя. Теперь я могу отставить ненависть к себе в сторону и сосредоточиться на придумывании хитрых способов заставить себя делать дело. Это уже сделало меня более продуктивной, но самое главное – это сделало меня намного счастливее».

Распознавая свою тенденцию, мы можем корректировать ситуации, чтобы значительно увеличить шансы на успех. Практически невозможно изменить собственную природу, зато очень даже легко изменить свои обстоятельства таким образом, чтобы они подходили нашей тенденции – к чему бы она ни стремилась: к большей ясности, оправданности, ответственности или свободе. Знание своей тенденции позволяет нам создавать ситуации, в которых мы будем процветать.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: