Аркадий Штыпель. В холодных зимних сумерках

Великолепно сказано. А для тех, кто не понял, переведу заметку Аркадия на общедоступный язык: Я (Штыпель) отобрал десяток стихотворений авторов, которые способны создать новую эстетику и встать в один ряд с великими предшественниками. Но пока всё, что вы пишите, дерьмо.

Присоединяюсь к каждому слову. Замыслил создать новую эстетику, не жди, что тебя поймут и признают при жизни, дай людям время подумать, осознать.

А хочешь признания сейчас, не выбивайся из колеи, будь похожим на кого-нибудь из великих, или на каждого понемногу.

А какой текст является поэзией или не является ей вовсе, судить не нам и, конечно же, не редакторам-номинаторам БЛК. В конце концов, кто бы мог подумать, что Олег Григорьев обессмертит своё имя незатейливым стишком:

Девушка красивая лежит в кустах нагой, другой бы изнасиловал, а я лишь пнул ногой.

Попытаюсь прокомментировать свой выбор. Прежде всего —  присутствие того или иного стихотворения в моей десятке не означает, что оно мне «понравилось» или что я считаю его «хорошим». Мне в предложенном массиве вообще почти ничего не понравилось, за исключением трех-четырех первых позиций моего шорт-листа, да и то небезоговорочно.

Отбирал я стихи по трем критериям.  Во-первых, стихотворение должно быть своеобразным — с максимумом своего и минимумом общепоэтического. Во-вторых (и это второе подчас  противоречит первому), стихотворение не должно быть претенциозным, вычурным. И третье — стихотворение должно обладать определенной целостностью и не рассыпаться на отдельные более или  менее удачные фрагменты.. И еще один фактор — не люблю авторов, увлеченно любующихся собой. Не без колебаний я включил в шорт-лист стихотворение «Мама Катя». Выставляя на конкурс такого рода стихи, автор — допускаю, что и не вполне сознательно — но все же спекулирует на теме, а это вряд ли должно быть поощряемо.

Каждую неделю мы выпускаем подборку стихов современных поэтов. Вы можете послушать их в авторском исполнении или прочесть тексты так, как нравится вам самим.

Аркадий Штыпель. В холодных зимних сумерках

мотыльки летят метели спит малютка в колыбели огонечечек дрожит киса усом ворожит

на незнамом острову правит сивую брову

— уж ты вывьюга-вьюга нежилые берега черноватые пучины ледяные погреба

как у нашего котяти расскрипелися полати поистратилися лапти прохудились жемчуга

гуляй гоголем ногa

занеделили метели заметелили недели полетели канители огонек дрожмя дрожит у малюткиной постели киса лапкой ворожит бровку сухонькую супит резвый зуб вострит да тупит

— баю-баю закемарь забодай тебя комар не то станут семь карамор в лукоморьях закомар

заиграют во дуду быти страшному суду

не с того ли пустоплясы разыгралися в избе отворяйтеся лабазы диабазы дивьих бездн

Рекомендуем:  Надя Делаланд

— чуры-чуры-чуры-чур задымай комар свечу как у нашего котяти сбегли валенки в корчму

как в корчемные корцы в стоеросовы торцы упечальтеся печали тацит-коцит-антрацит . . . . . . . . . . . . . .

в царстве мертвых ни души: свет потух, и все ушли.

Поддержать автора и приобрести его сборник можно здесь.

Иван Давыдов. Поезд тьму поедом ест

Поезд тьму поедом ест, Смотрит Луна вдовой. Те, у кого дом есть, Пусть едут домой.

Морем мелким в стакане чай, Поправляет Луна берет. Сон, который пока ничей, В кассе билет берет.

Я вообще ни разу не сноб, По совести говоря, Но те, у кого нет снов, Нам завидуют зря

Поддержать автора и приобрести его сборник можно здесь.

Аркадий Штыпель. Пространство сплошь забито силами

пространство сплошь забито силами не тяготенья, так утаиванья что на воде писалось вилами глядишь объявится вытаивая

чтоб из кудрявого кроссворда из кружевного крестословья моргали рожки как у черта не то орясина слоновья как знак душевного здоровья

зато в оконной крестовине в ее пленительной купели порой светила восходили кудрявились и голубели (меж них микробом исполинским под гнутым парусом латинским как будто при исходе света уж третья двигалась комета)

и мы в стогах бывало леживали и не изображая кающихся враз разлучалися с одежами хоть опасались пресмыкающихся

зато наутро спозаранок ужели тот кого разбудишь не так потомок обезьянок как предок страховидных чудищ

зато свинцовыми валами кто плыл на каменной доске он говорил на языке почти приемлемом богами

тем паче их живая крона давала пищу письменам что точно черные пламена текли по светлым пламенам

Поддержать автора и приобрести его сборник можно здесь.

Иван Давыдов. Протокол

Истмат, диамат, владычица Тиамат! Выход из комы переносят на март. Выдох истомы: Утомили симптомы Астмы, перехожу на мат.

Мой фрегат нарвался на риф, И сипит попугай: «Пиастры!» А я бы хлопнул за военные астры, Но красть не хочу у классика рифм.

Я ведь когда готовился к плаванию, Когда плавил душу, чтобы сделалась сталь, Думал – острова как сырки плавленые. Не угадал, а жаль.

Рвался со мной псалмопевец Давид. Отказал, пришлось — Давид не привит. Есть в таком решении свои плюсы, А все же мне нравились его блюзы, Каждый – потенциальный хит.

Сарынь на кичку, бабу на чайник, Забиваем косяк сардин! Короче скажу, гражданин начальник: Был я на челне совершенно один.

Правда, ром прикончив, увидел: чертяки Пляшут сиртаки, и с ними спорил про мифы, Ну, Одиссеи всякие, Телемаки, Кинокефалы, знаете, гиппогрифы.

Про Мисиму, Гитлера, Рема, Ромула… Но если душа моя станет, дура, На кукле показывать, где ее тронула Мировая литература, —

Да чтоб мне свет развидеть дневной, Провалиться на месте чтоб! — Это все, Ариной клянусь Родионо- -вной, Совершенно голословный поклеп.

Поддержать автора и приобрести его сборник можно здесь.

Аркадий Штыпель. И старожилы не упомнят

и старожилы не упомнят вот разве нестор или пимен вот разве тополь или явор вороний табор духовой оркестр

Рекомендуем:  В Тарусе поставлен был памятник прекрасному поэту Белле Ахмадулиной

оркестр медные тарелки оркестр золотые трубы пузан пузан турецкий барабан

и выбегает детвора из тесных выбегает двориков на звук оркестра похоронного как если бы на первомай

да старожилы не упомнят нет старожилы не упомнят чего они насторожили и насторожены зачем

вот разве оптом или в розницу вот разве да какая разница вечнозеленое музейное хлопчатое и бумазейное не переврать и не переиграть

Поддержать автора и приобрести его сборник можно здесь.

АРКАДИЙ   ШТЫПЕЛЬ

ХЛЯБИ

* хляби хлюпали капли плюхались птички хохлились

осени тихая плохопись

хворостяные хворости

и ветер улиц ненароком метлой по окнам прорябит и прыг-поскоком прыг-поскоком чего-то там разбередит

разбередит растеребит раздербанит охмурит околдует обманет

черновик черновик скоро ляжет беловик

бу- мага гу- манна ………………..

* океан топорщит жабры от ветра в шрамах и морщах и гуляют разны завры в розовеющих хвощах

среди них прямоходящих теплокровных восходящих на высоты эволюционных пирамид может был разумный ящер интеллектуальный вид чудо-чудище на вид

это с нашей точки зренья с точки ж зрения его очень даже ничего

и сочинял стихотворенья

и вдохновенье дух захватывало томило ум и сердце жгло все вечности жерло захавало пожрало вечности жерло ……………………

* косорукие светила дребезг лиры вопль трубы се русский ямб: судью на мыло банкуйте баловни судьбы

бедные мы бедные

от прихода до ухода ниоткуда никуда что ж не резвиться на то и свобода солнце и воздух и вода

бедные мы бедные

где же бубны и тимпаны где же танцы и кино на кухне вымыты стаканы и незавешено окно

бедные мы бедные

светит месяц светит ясный мерзнет хмурый постовой внутри кого скелет ужасный трясет щербатой головой

бедные мы бедные

потому что жалко птичку и цветок шиповника и не добежать на электричку и не допрыгнуть до потолка

бедные мы бедные бедные некрасивые

* когда последняя метель заносит город изумленный как будто айсберг полусонный на меловую сносит мель

или в эфире мировом в его дуршлаге чернодыром встают галактики ребром и хлещут снежистым кефиром

а то еще — отвеселясь трезвея после вечеринки клянешь погоду и ботинки и с миром ледяную связь

когда награда наугад оправдывает дар исследователя и весь в рулонах снегопад где ни свидетеля ни сведывателя

* всё незабвенное всё не- удобозабываемое вот это всё непроговарива-е-мо-е

да и что там проговаривать всё давным-давно говорено ни добавить ни отнять

ни на тонкий голосок ни на рыжий волосок

относительно того относительно чего мы не знаем ничего ни что это было ни куда оно подевалося

виснет камень на душе шумит чайник на плите

ты не тот и те не те ………………..

* летят оптические птички в йодосеребряную светлоту и перьевые авторучки роняют перья на лету

на пены белые на камни серые на набегающие письмена на лексиконы и глоссарии где круглый год весна

Рекомендуем:  «Рудник» Марии Бушуевой

и лингва –кругленький окатыш не то леденчик за щекой на берегу сырая ветошь чернявый галечник морской

глядишь зима не за горами пожди пожди она придет обнимет белыми руками невнятным холодом дохнет …………………..

* стану дети числом двое

вприпрыжку друг дружку рыча мутузить

забегая в трамваи ветра

в лужи посмешищ в тучи чудовищ в подвалы страхов

мелкие молекулы вылезай приехали

длинносерд ветер пустоног одуванчик зеркала лунны ………………

* листья ластятся пластаются порываются лететь ручками машут прощаются

лето отгорело всего лишь на треть

долго еще сверкать и греметь грозам

просыхать тополиному пуху кленовым барражировать геликоптерам головами вертеть гелиотропам

до чего же мы все близоруки ……………………..

* все чего не было перепишется набело на мелованной нелинованной

на размелованной бумаге там раздобревшие домишки вздыхают мокрыми губами глазами влажными глядят

или как будто телеграмма уж четверть века все идет воздушные обходит ямы глазами строгими глядит

на ней колокольчик болтается и разглагольствует горячо болтается не проболтается ни за что ни о чем ………………….

* июнь июль или юна и юля или ночной взвой ямахи или харлея

ветер волну сгладит ведьма луну сглазит

свет в душевых кабинках медных краниках

граффити лестничных клеток щелок электрических пчелок люминесцентных жужелиц

сколько сюжетов всё вдруг и сразу даты сбиты

пух вспыхивает как спирт бокс невеселый спорт ………………

* забытые дворцы труда серобетонные

а то еще краснокирпичные шедевры промархитектуры

и облака темнопроточные а то еще белоколонные в окошках с тусклым остеклением проходят не спеша

и эта улица кленовая шумит неслышная чуть приблатненная

как черно-белое кино

в тех кинoтеатрах с их фронтонами с их пропилеями пилонами над головами луч проектора немного как бы припылен

последний ряд еще целуется коленки светятся сеанс кончается сиденья хлопают

и вот весь из себя такой немаркий роняя глупые ремарки толпится к выходу народ

и ощущение то самое немного как бы невесомое чуть оглушенное как бы в разлуке и тоске

когда младое и незнамое и на заумном языке …………………

* имена мраморных мертвецов для нас звук пустой пятки вместе носки врозь вот и весь сказ

скалы обрастают соленой водой витражи отцеживают свет город на береговой дуге весь белобровый такой

медный водоразборный кран таких давно уж нет к морю ведет крутой спуск к густым глазам нереид

что ли санитар на запястье возлагает персты ветер исподтишка покусывает кусты …………………..

* весна короткометражка осень сороконожка

чрез пень-колоду выпадает фишка

то подмерзнет то оттает то накатит то отхлынет

ай да пушкин! ………………

* телефон не вспоминается рука не поднимается

время деньги мертвых нет

сколько скушано конфет

тает медный купорос тает облако колхоз чезнет чезнет исчезаетбез трубы и без колес

вот песочные часы вот античные трусы уплывает нависает чезнет чезнет исчезает почва средней полосы

с не- бесного свода покатилась слеза пло- хая погода плохие глаза …………

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: