5 книг о том, как звучит современная феминистская поэзия в России

5 книг о том, как звучит современная феминистская поэзия в России

Российские феминистки могут похвастаться вековой историей борьбы за права женщин. Но в литературе по-прежнему царит гендерный дисбаланс, и мало кто сможет навскидку назвать больше двух имен поэтесс. Ещё сложнее дело обстоит с позицией женщин в эстетическом дискурсе. Например, Ахматова нарочито дистанцировалась от звания поэтессы и настаивала на том, что она, в первую очередь, поэт.

Кажется, что все сто лет явной и подпольной борьбы феминисток творческие женщины игнорировали попытки политизировать пол и проблемы, связанные с ним. Из дневников Зинаиды Гиппиус можно узнать, что она с насмешкой отзывалась о женских митингах начала XX века. Женским темам в литературе всегда навешивали ярлык незначительного, предельно эмоционального, низкого. И сегодня ни для кого не секрет, что многие писательницы XIX века жертвовали своим женским именем и личным опытом, чтобы писать под мужским псевдонимом.

Женщины жили и писали всегда. Многие из них проблематизировали в творчестве свое положение в художественном дискурсе. Однако, как известно из множества материалов по гендерной истории, женщины не мыслились как самостоятельные единицы творческого процесса. Женщины входили в историю как жены поэтов или хозяйки салонов. Но и таким женщинам повезло больше, чем тем, которые не были аффилированы с мужчинами-писателями. Поэтому, например, огромный пласт лесбийской литературы сегодня утерян или недоступен.

Слепое пятно в истории женщин-писательниц создает эффект, что каждая пишущая сегодня является первооткрывательницей и революционеркой. Но самое грустное не это: проблема в том, что мы вынуждены наступать на одни и те же грабли, поскольку связь поколений женщин-писательниц и поэтесс на протяжении истории литературы постоянно прерывалась.

Ко всему прочему в творческой среде по-прежнему бытует миф о гении-мужчине и женщине-музе или обслуге. Но он не так страшен, как попытка отделить политику от культуры. Этот паттерн закрепился в Серебряном веке и давит на умы по сей день, что делает женщин (и мужчин) инертными по отношению к реальности, в которой мы все живем.

Рекомендуем:  Сергей Ким

Сегодня мы переживаем бум феминистской мысли, последние пять лет феминизм и всеобщая политизация стали общим местом для многих производителей и производительниц культуры. Это не могло не повлиять на их тексты.

Я бы хотела рассказать о пяти книгах поэтесс, которые пишут на русском языке. Эти книги я в той или иной мере считаю феминистскими, хотя не все названные мной авторки артикулируют свою позицию как феминистскую. Я очень надеюсь на то, что их имена не канут в Лету.

1

В 48-м номере интернет-журнала TextOnly, уже много лет неспешно существующего под редакцией Ильи Кукулина и Дмитрия Кузьмина, опубликованы новые стихи Федора Сваровского. Еще в конце нулевых тексты Сваровского были концептуализированы (в том числе им самим) как «новый эпос» и узнавались по соединению экзистенциально-лирического и почти абсурдного нарративного начала внутри свободной формы стиха. Действие их часто происходило в воображаемом будущем: то как будто внутри популярных американских sci-fi-фильмов, то как будто внутри советских фантастических романов Кира Булычёва, а их героями были — некто потерянные и одинокие, очень живые, но лишенные смысла в этом в не-до-конца-настоящем космосе, где теряются сигналы и пути к другому.

Пространство нового цикла «Подводные отдыхающие» вроде бы не ностальгически-футуристическое, это просто море, океан, побережье (в том числе и реальные и исторические), но и здесь происходят странные вещи. Утопическое, реальное, историческое и мифическое времена перемешиваются, связи распадаются. Вспоминаются слова Майка в Красной Комнате из 3-го сезона «Твин Пикса»: «Это будущее или прошлое?» Мне кажется, что многие тексты Сваровского (в том числе и эти) о том, что мы — существа, потерянные во времени, а внутренняя драма нашего мира (миров) в том, что нет (а возможно, никогда и не было) связи между действиями и их смыслами. Как в логиках сна. Как во фрагментах утерянного «большого нарратива». Утопия утопленников? С подводным политическим смыслом. И это вроде бы катастрофа («распалась связь времен»), но что, если попробовать в ней обжиться:

Рекомендуем:  Ксения Букша

Одна простая история

что за день такой?

последние 30 солидов

ушедшие вниз медленно как во сне

лежат в непроныриваемой глубине

золотые как Царство

кругом — серебрянки

уши морских всадников

отрубленные во время последних подводных праздников

на сухом и горячем —

тень пальмовых листьев

там где ничего не меняется

где все получается

потому что ничего не требуется

если глаза закрыты то виден плеск

открыты — блики и плеск

даже звон какой-то

как от рюмок в буфете после

того как захлопнулась дверь

Тут же, в новом TextOnly — поэтические подборки Георгия Генниса, Ольги Брагиной, Валерия Леденева, Ирины Котовой, Дарьи Суховей, Владимира Коркунова, Юрия Гудумака и др., а также короткая поэтическая проза Полины Андрукович и чрезвычайно интересный раздел переводной поэзии с текстами современных парагвайских и австралийских поэтов, например.

8

Наконец, интернет-журнал о современной культуре «Стенограмма» выпустил в этом месяце две поэтические подборки: «Роман Максимович» Руслана Комадея и «Детская задача» молодого московского поэта Гликерия Улунова.

Анна Родионова в предисловии к «Детской задаче» пишет: «Гипертекстовая поэзия Гликерия Улунова отказывается от комбинаторики фрагментов в духе экспериментов с вариативностью текста. Также она не кажется сильно заинтересованной в простом расширении «поэтического» за счет прямого соединения с технологией. Скорее мы имеем дело с включением в текст перформативности регулярно осуществляемого действия — перехода по ссылке. Однако в отличие от гиперссылочной поэзии, предлагающей этим способом выстраивать свой маршрут в тексте, здесь приобретает важность само действие и его следствие, которое старается быть непредсказуемым, конфликтным самому активированному ссылкой тексту, нарушая любой едва выстроенный паттерн восприятия». Но это не поэзия, которая состоит целиком из гиперссылок, ссылки аккуратно интегрированы в пространство собственно поэтического текста и выполняют в нем скорее роль «продолжения», технологического договаривания поэтического. Для поколения, к которому принадлежит Улунов, родившийся в 1997 году, технологии и медиа уже являются неотъемлемой жизненной средой, по отношению к которой сложно выстроить дистанцию (для меня, например, она еще в какой-то мере существует), соответственно здесь такого рода поэзия не радикальный, а скорее органичный жест, как и абстрактная лексика, соединение описаний природных сред, чувственных процессов с понятиями современной критической теории и философии, внутренней рефлексией о процессе и природе письма, в котором вещи и движения возникают как некоторого рода сбой-связи, разрыв, ошибка:

Рекомендуем:  Наум Вайман

в первом фрагменте про вещь, сделанную по ошибке,

говорится только, что она утопленная слегка

ошибка понятая как вещь

о том следует молчать; где прошел дождь — взойдут плоды

перебрасывание частей, закрашивание полей

в чем состоит утопленная задача

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: